Емпирични факты и теоретични обобщение в науке

Главная - Науковедение - Емпирични факты и теоретични обобщение в науке

В логичний семантици понятие семантической видносности ("видносний характер семантических понятий", как называет его А.Тарський) впервые было примененное длявиришення проблемы розризнення объектного языка и метамови. В Карнапа же оно приобрело философського значение через виришення им проблемы "зовнишних" и "внутришних" вопросов теории.

В статти "Емпиризм, семантика и онтология" (1950), которая печатается обычно как дополнение к книге "Значение и необхиднисть", Карнап провозглашает свою "философську нейтральнисть" в том же розуминни, что и неопозитивизм, который "видкинув и тезис о реальнисть зовнишнього свиту, и тезис о его нереальнисть как псевдотвердження"[10. -с.124]. Толкование логичнои семантики ведет Карнапа к утверждению, что проблема реальности зовнишнього свиту - это проблема не "досвиду", а языка. Вин розмирковуе приблизительно так: если мы рассматриваем объекты как кое-что розмищене в простори и часи, то мы змушени принять "вещевой язык", в який фигурують имена вещей. Но же мы можем ограничиться и какой-то иншою языком, например - "феноменолистичною", или и зовсим видмовитись вид суждение. "Принять свит вещей, - утверждает Карнап, - означает лишь принять определенную форму языка... Принятие вещевого языка ведет... также и к принятию и утверждению определенных предложений и вири в них. Но тезиса о реальнисть свиту не может быть среди этих предложений, так как она не может быть сформулированным вещевым языком и, наверное, жодною иншою языком"[10. -с.125]. Тоди мы не можем ничого знать о реальном свит, оскильки не имеем засобив для его выражения любым языком

Свий вывод Карнап аргументирует таким образом. Относительно того или иншого объекта можно поставить вопрос подвийного типа. "Внутришне" вопрос - это вопрос о том, входит ли объект к системе вещей в пространственно-временному видношенни. Так, признать что-нибудь реальной риччю - означает "включить эту рич в систему вещей в определенному пространственно-временному положенни среди инших вещей, признанных реальными видповидно к правилам каркаса", т.е. семантической системы. "Зовнишне" вопрос - это вопрос о реальнисть речи взагали: как такое, оно, згидно Карнапа, есть научно неосмисленим. "Быть реальным в научному розуминни - означает быть элементом системы; итак, это понятие не может осмысленно применяться к самой системе"[10. -с.128].

Слид напомнить, что при побудови семантической системы провидне мисце занимают условия истинности, т.е. правила, которые определяют зна-чення истинности всих предложений системы. Зрозумило, что таких правил нельзя сформулировать, если нет точного понятия истини, которое использовалось бы в формализованих языках

Такое определение и было дано в праци А.Тарського "Понятие истини в формализованих языках". По мнению господина Альфреда, задача заключалась в том, чтобы "сконструировать предметно адекватное и формально вирне определение термину "истинне высказывание"[11. -с.14], т.е. вин старался уточнить понятие истини так, чтобы оно выходило из понятие истини как видповидности предложение и "факта" и вместе с тем формально точно дияло бы в рамках языка. Строя метамову как язык, который мистить зминни бильш высокого типа, Тарський, по сути, дает семантический вариант расселивськои теории типив.

Из этих положений Тарського можно сделать два методолодогични вис-новки. Во-первых, что использование понятий "истине"-"ошибочное" в пред-метний (обектний) мови есть незаконным. Во-вторых, что единственно адекватным употреблением понятия истини есть его использования при спивставленни двух высказываний, но аж нияк не высказывание и того залога вещей, которое выраженное в этом висловлюванни.Утверждение о том, что предметно адекватным и формально вирним определением истини есть ее семантическое определение, которое констатирует наслидок спивставлення двух высказываний (а не высказывание и дийсности), представлено Карнапом в "Вступи к семантике". Вин считает, что термин "истинне" употребляется в логичний семантици в том розуминни, что "утверждать, что предложение истинне, означает то же самое, что и утверждать самое предложение; например, два утверждения - "предложение "мисяць круглый" истинне" и "мисяць круглый" - суть два формулирования одного и того же утверждение"[8. -с.55].

Правда, Карнап видразу же признал, что это "именно по соби не является определением для "истинне". Это, быстрее, стандарт, на основи которого мы судим, или адекватное, т.е. - или согласовывает с нашим намиром -определение истини"[8. -с.57]. Как правило эту позицию признают как начало перехода к конвенционализму. Однако, если вспомнить его по-силання на сугубо прагматическое толкование определения истини через намир, тоди имеем признать, что приписывание Карнапу кон-венционалистичних идей явное перебильшення. Например, вин считал, что вопрос о вибир системы для него "есть, быстрее, не теоретическим, а практическому вопросом, быстрее вопросом возможного выбора, аниж утверждение"[8. -с.62].

Видзначимо еще один цикавий момент. Формулу "p есть еквивалентним "p истинне" можно прочитать в якости гносеологичного постулата -"включай к научной теории истинни утверждение"; в некоторых случаях факт написания или возглашение предложения автоматически свидчить о его истиннисть (например, "это предложение напечатано типографской краской"), тощо.