Емпирични факты и теоретични обобщение в науке

Главная - Науковедение - Емпирични факты и теоретични обобщение в науке

Итак, чтобы дать представления о любой науке, не надо говорить ни об "фактах и объекты", котри данная наука изучает, ни о том, как она их изучает и получает ризни видомости о них. Наоборот, науку слид рассматривать просто как систему методив для создания положений, выраженных ее особым языком, который дан обычному поривняльному емпиричному анализу.Здийснивши общий "логичний анализ науки", проявив его евристичнисть, которая показала фактичи розбижности и формальную еднисть многих теоретических систем научного знания, Карнап стира-ходит к обобщению, которое заключалось в покази можливости иснування единого всеобщего языка науки, на которую можно перевести вси наявни в ризноманитних языках отдельных наук положения. Этот язык был назван "физичною языком", а теория "едности науки" - "физи-кализмом". Поэтому онтологична пидвалина такой теории едности науки выражается так: вся наука касается одного свиту, а "физи-калистська теория" обнаруживает основную физичну природу этого свиту. Физикализм логично выражается следующим чином: имеющийся некоторый язык, поименована физичною языком, на который можно перевести вси наукови положение. инакше говоря, в физичний мови всегда обнаружится поло-ження, ривнозначне любому научному положению

За методологичну пидставу такого розуминня надо признать на-явнисть убеждение, которые основной характерной особенностью науки есть то, что она представляет собой "минливу систему предложений", яки имеют "постийно уз-годжуватись"; при этом узгодженисть определяется синтаксическими видношеннями каждого научного предложения к инших предложений системы. "Вирнисть" любой научной теории зависит вид того, как она может быть приспособлена к иснуючои системы научных предложений. За своей сутью принципы логики потають как цилком довильни и умовни; принятая "система логики" повнистю зависит вид вильного выбора: "пусть будь-яки постулаты и будь-яки правила, которые лежат в основи выводов, избираются довильно"[10. -с.89].

Для Карнапа стала видкриттям работа А.Тарського "Понятие истини в формализованих языках" (1933), в який было изображениный, что симантични видношення не только могут рассматриваться как логични, но и могут трактоваться с тиею же строгистю, что и синтаксични[Див.: 11. -с.44-67].

Писля этого, вин выдвинул тезис, который логичний синтаксис должен дополняться логичною семантикой, а философська процедура имеет вмищувати семантический анализ (если взагали не свестись к нему).

Ций проблеми Карнап посвящает свои монографии "Вступление в семан-тики" (1942), "Формализация логики" (1943), "Значение и не-обхиднисть" (1947), а также деяки сумижни с ними праци.

Вихидним пунктом своих розмиркувань Карнап избрал предложенную Ч.Моррисом теорию семантики изложенную в роботи "Основы теории знакив" (1938). Моррис видзначав, что "знак" всегда функционуе в трехстороннему видношенни, а именно: 1) в видношенни к человеку; 2) в видношенни к тому, что вин обозначает; 3) в видношенни к инших знакив. Видповидно к этим трех видношень, в которых функционуе знак, можно виризнювати прагматический, семантический и синтаксический аспекты или "вимири" функционування знакив. Эту теории Карнап дополняет подилом семантики и синтаксиса на описови (яки занимаются исто-рично данными языками - английською, французской и т.п.) и чисти (яки занимаются семантическими и синтаксическими правилами и их аналитич-ними наслидками). Услид за Тарським, Карнап розризнюе также объектный язык, о котором речь идет в некоторому контексти, и метамову, которой мы говорим о первой. Видповидно, змист знание, выраженный объектным языком, называется теориею, выраженный метамовою - метатеориею.

На мысль Карнапа, чисти семантика и синтаксисы не зависят вид досвиду реального использования языка, т.е. прагматики, тоди как описови семантика и синтаксис - зависят. Им выстраивается на иерархия будто, высочайший ривень которой занимает "синтаксическая система"; ее интерпритация, т.е. формулирование правил, которые определяют критерии истинности всих ее предложений, образовывает "семантическую систему"; введение емпиричних (фактических) предикатив, что дает нам "теорию".

Плидний в застосуванни к математической логики, метод семантического анализу сразу же был провозглашен средством виришення фило-софських проблем (фактически - научный^-научен-научный-конкретно-научный метод перетво-рюеться в универсально-философський).Собственное сам Р.Карнап, не претендуя на остаточнисть семантического анализу как философськои процедуры, не занимается прагматическим анализом (с тиеи причины, которые вин не уверен, можно ли включать к философии емпирични проблемы), а оскильки синтаксический анализ проводился им ранише, ограничивается лишь семантическим. Одним из найважливиших философських висновкив из понятие семантической системы есть вывод о том, что понятие, котри выступали в философии как абсолютни, насправди оказываются видносними в том розуминни, что их оцинка предусматривает вказання тиеи семантической системы, в який данное понятие используется. Так, например, продолжительный спор видносно аналитичного и синтетического знания разворачивалась как супе-речка о том, или иснують абсолютно аналитични и, видповидно, абсолютно систетични суждение. Но такая постановка вопроса есть ошибочной с тиеи причины, которые подил на аналитични и синтетични суждение носит видносний характер - т.е., определенное суждение будет аналитичним или синтетическим лишь видносно определенной семантической системы. Об отдельном же суждении, взятом безвидносно к тиеи или иншои семантической системы, без толку спрашивать - аналитичне оно или синтетическое