Система знания как объект емпиричного анализу

Главная - Науковедение - Система знания как объект емпиричного анализу

Тем самым оказывается, что граница применяемых индуктивизмом принципив должна определяться не общими установками сенсуализму, а концепциею остановка "вичного сумниву" который пронизывает философию и науку относительно каждой системы знаний и знимаетьбся лишь верификациею. Т.е., учение о методе и методологию потрибно видмежовувати вид общих установок философии как свитогляднои системы (например: вид сенсуализму). Надо указать, что критика ленинизмом емпириокритицизму именно на это обстоятельство не обратила внимания

Но еще значниши труднощи логичного атомизму возникают в его завершений форми, представлений "Логико-философським трактатом" Людвига Витгенштейна.

Витгенштейн с самого начала констатирует деяки епистемологично обгрунтовани онтологични положение, а потому по форме претендует на фундаментализм и универсалим, как это спостеригалося еще в Спенсера: свит состоит из фактив; факты в логичному простори образовывают свит. Факт - это то, что делает предложение истинним или ошибочным. Вин может мистити части, которые е фактами, или не мистити их. В последнем случае это - атомарный факт. Атомарный факт, хотя и не имеет частей, яки сами е фактами, состоит из обектив (вещей, предметив). Объекты являются простыми, и их имена являются первичными в логици, оскильки наименование комплексив (фактив) предусматривает предложение, а предложение это имена обектив.

В свою очередь, полный онтологичний описание нуждается в знании всих атомарных фактив, в том числи и того факта, который вси они видоми. С циеи сукупности атомарных фактив могут быть виведени вси молекулярни предложение. Проанализувавши теорию вывода, Витгенштейн зумив распространить построение функций истинности, данную в "Prиncиpиa Mathematиca", на загальни предложение

Переличени принципы являются развернутым описанием расселивських принципив логичного атомизму. Тем не менее, Витгенштейн внис и кое-что свое к циеи теории. Это была разработка концепции спиввидношення атомарного факта и атомарного предложения как видображення факта у реченни.

Всякое предложение, утверждал Витгенштейн, должно иметь ясный и определенный смысл. Этот смысл и определяется видношенням предложение к "свиту", т.е. видношенням образа и факта. Предложение - это "образы", "картины фактив", яки имеют с фактом спильну структуру. Всеобщей формой видображення факта в реченни есть логична форма: "То, что каждый образ, которой бы формы вин не был, должен иметь спильне с дийснистю, чтобы вин взагали миг ее видображати - истинно или порочно, - есть логична форма, т.е. форма дийсности"[17. -с.18]. Именно она разрешает моделировать дийснисть, крим того, элементы образа замищують у образы объекты. "Образ заключается в том, что его элементы соединяются один из одним определенным чином"[17.-с.14].

Итак, "картина свиту", о которой говорит Витгенштейн, есть видтворенням логичнои формы, которая, по определению, в то же время представляет собой "форму дийсности". Таким образом, и "Трактат" грунтуеться на онтологизации логичнои системы, обработанной Расселом и Уайтхедом наподобие учения Аристотеля об еднисть форм бытия и мысли. Но Витгенштейн усвидомлюе незаконнисть циеи операции, ведь: "Предложения могут изображать всю дийснисть, но они не могут изображать того, что они повинни иметь спильним с дийснистю, чтобы быть способными ее изображать, - логичну форму"[17.-с.12]. фи они могут тильки показывать. Но же то, что не может быть высказанным, взагали для нас не иснуе, ведь "Межи моего языка означают межи моего свиту". А это означает, что "т, конечно, кое-что невыразимое. Оно показывает себя; это -мистичне"[17.-с.52].Теперь возникает вопрос: что же делать с этим "мистичним"? Что оно такое? Которое его мисце в философии? Традицийно считается, особенно неопозитивистами, что Витгенштейн требовал устранения "мистичного" с философии. На пидтримку данного тезиса свидчить: "Цель философии логичне прояснение мыслей"[17.-с.112], или "Правильным методом философии был бы такой: не говорить ничого, крим того, что может быть сказанное, итак, окрим предложений природоведения, т.е. того, что не имеет ничого спильного с философиею, - и потим всегда, когда кто-нибудь захотит сказать кое-что метафизичне, показать ему, что вин не дал ниякого значение некоторым знакам в своих предложениях"[17.-с.53].

Но же в Витгенштейна есть утверждения и иншого типа. Например, философия "...должна ставить границу потому, что мыслится, и тем самым потому, что не мыслится. Она должна ограничивать то, что не мыслится, изнутри из-за того, что мыслится". Или, еще ришучише: "Она означает то, что не может быть высказанное, ясно показывая то, что может быть высказанное"[17.-с.115].

Тем самым "метафизика" как розмиркування о том, что "не может быть высказанным", выводится за рамки "научной философии" и видкриваеться простир для философии "ненаучной", против которой "научная философия" ничого не имеет, бильш того, она навить строго определяет ее сферу и межи. Это то же самое, что имел на увази Б.Рассел, говоря об "практични мотивы и интереси", яки изымаются из сферы дии "научной философии".

Слид указать, что перед Витгенштейном возникает ряд внутришних проблем. Во-первых, строение "Трактата" мистить в соби "очарованный круг". Оно заключается в том, что, опираясь на онтологию логичного атомизму, Витгенштейн универсализуе логичну систему и формализовану язык "Prиncиpиa Mathematиca", а в их универсальности вин усматривает "пидтвердження" истинности логичного атомизму. По сути, это то же самое, что и в Рассела, лишь с тиею видминнистю, что останний начинал с онтологизации своей логичнои системы и через логичний атомизм приходил к универсализации логичнои системы