историзм как форма теоретической рефлексии в научном познании

Главная - Науковедение - историзм как форма теоретической рефлексии в научном познании

Укажем, что для появления историзму, не меш важного значения ниж для появления конвенционализму, малая знаменитая "тезис Дюгема-Куайна", которую мы рассматривали уже в 2-му роздили данной книги

Уже конвенциализм обгрунтував, а Куайн дополнил логичним анализом, что миж емпиричними данными и теориями связь не безпосередний, а имеет залежнисть вид процесса "перехода" базы емпиричних данных в язык символив цилои группы гипотез. Ведь признается неможливисть видокремлення каждой с гипотез, например, в теоретичний физици, вид инших теоретических положений. Факты, в связи с этим, всегда "навантажени" змистом который несет теоретическая система в цилому.

Куайн отмечал, что нет научных положений, яки повнистю незалежни вид досвиду. Ни одна из научных теорий, гипотез не имеет имунитету относительно ее верификации. Однако, верификация способная лишь корректировать теорию через ее окреми положение, ведь - быть процедурой сохранения теории, а не опровержение. Фальсификации, перевирци и опровержению в науци пидлягае система взаимосвязанных положений теории, а не окреми ее предложение или гипотези. Вид этого зависит стийкисть теоретических систем при зиткненни с противоречивыми данными досвиду и здатнисть теории к самокорекции на грунти конвенции науковцив.

Видомий французский физик-теоретик, историк природоведения Пер Дюгем (1861 - 1916) был одним из первых дослидникив, который обратил внимание на историю науки как на источник методологичних принципив природоведения, вин дал перши обгрунтовування наявности связи миж методологиею и историею науки

Дюгем непосредственно принимал участие в розробци ризноманитних напрямкив теоретической физики. Научному спивтовариству найбильш видоми его праци из проблем теории термодинамики и електродинамики. Свои разработки в сфери теоретической физики, вин здийснював, прежде за все, имея на мети виришення проблемы создания единой физичнои теории, стремясь сделать ее на основи универсализации понятие "енергия".

Как историк природоведения Дюгем видомий такими своими работами: "Еволюция механики" (1903), "Происхождение статики" (1905 - 1906 ), "Этюды о Леонардо да Винчи" (1906 - 1913),"Система всесвиту" (1913 - 1917) и инши. А также дослидженням в сфери методологичних проблем физики присвячени праци "Физика якости" и "Физична теория, ее предмет и структура" (1906).

Незминним предметом философських дослиджень П.Дюгема были методологични проблемы построения физичнои теории. Центральная проблема методологичних дослиджень Дюгема заключалась в протиставленни двух традицийних способив построения теоретического знания: теория как объяснение (в физици традиция Декарта - Лапласа) и теория как описание чувственно не данных процесив (в физици традиция Паскаля - Ампера).

Каждая попытка рассматривать физичну теорию как объяснение, а не опись дийсности, как обгрунтовано П.Дюгемом, обязательно актуализуе ряд метафизичних вопросов, которые выходят за межи физики, яки невозможно окончательно виришити средствами положительных наук. К таким одвичних вопросов видноситься, и такая центральная проблема "методологии объяснение", как проблема иснування материальнои дийсности видминнои вид данных органив чувство; проблема объяснения природы данной реальности. Ци "два вопроса,- определяет П.Дюгем, - нельзя виришити методами экспериментальных дослиджень; так как емпирични дослидження имеют дело тильки с чувственно данными явлениями ... Виришення этих вопросов... это дело метафизики" [1. -с.24]. Первое свидомо определенный вопрос, который ставил перед собой Дюгем - в чем заключается цель каждой физичнои теории. В истории физики вин знаходе лишь дви можливи видповиди:

1) каждая физична теория, считают визнани логики, имеет на мети объяснение видмои группы законив, доказанных экспериментально;

2) каждая физична теория, считают философи, есть абстрактная система, которая имеет на мети обобщить и логично класификувати группу экспериментальных законив, не претендуя на их объяснение.Такая ризниця в розуминни теорий поход вид того, что наблюдение физичних явлений призводе к зиткнення с дийснистю, которая непосредственно не дана чувствам, а тильки связанная с ними (невидомим нам чином). Поэтому теория сповищаючи нам о дийснисть, которая скрытая за явлениями не способна сделать эту физичну реальнисть предметом непосредственного созерцания. Теория ограничивает себя лишь доведением, которые наши созерцания образовываются так, ниби дийснисть есть такой, которой ее признают. Итак, теория всегда составляет определенную конструкцию гипотетичних объяснений. Слид учитывать и на то, что если в емпиричних те-ориях физики имеют предметом своего разъяснения экспериментально встановлени законы, то "чистая" теоретическая физика не дает таких убедительных аргументив, чтобы иснувала можливисть доведение усих ее елементив емпиричними средствами (используя теорминологию индуктивизму - в "чистых" теориях всегда наявни элементы, яки невозможно пиддати процедури верификации). Проблема усложняется еще и таким обстоятельством, которое ни одна метафизична система также несостоятельна дать точных определений, яки разрешают вывести из них уси элементы, яки имеют мисце в физичних теориях. Философськи разъяснение, которые наявни в историх науки и философии, дают лишь негативни определение природы физичного тила, возражая вичерпнисть усих видомих определений (как философських так и научных). Таким образом, с метафизичних систем невозможно обгрунтовано вывести и определить потрибни элементы для построения строгой физичнои теории. А такой залог вещей призводе к тому, что физики часто используют понятие, предположение, котри нельзя признать ни метафизичними, ни научными (в строгому розуминни этого слова). Всегда в основах физичних разъяснений находится кое-что, что нияк не разъясняется