Конвенциональна реконструкция основоположений висновкив в науке

Главная - Науковедение - Конвенциональна реконструкция основоположений висновкив в науке

Выступая против данного пидходу, Пуанкаре приводит таки аргу-менти. (1) Обективнисть науки пидвтерджуеться практикой: "...если наукови "рецепты" имеют циннисть как правило для дии, то это потому, что вообще и в цилому они, как мы знаем имеют успих. Знать - означает уже знать что-то, а если так, то какое право вы имеете говорить, что мы ничого не можем знать?". (2) Обективнисть всякой научной теории пидтверджуеться ее прогностической ролью: "Наука предусматривает; и именно потому, что она предусматривает, она может быть полезной и служить правилом дии". (3) Критерий обективности науки Пуанкаре считает таким самым, как и "критерий нашей вири в зовнишни предметы. Ци предметы реальни, оскильки видчуття, яки они в нас вызывают, воображаются нам с"еднаними, я не знаю, каким-то неруйнивним цементом, а не случаем дня. Так же и наука видкривае нам миж явлениями инши связи, тонкиши, но не менее мицни... Они есть не менее реальными, ниж ти, что предоставляют реальнисть зовнишним предметам"[3. -с.279].

Ярко характеризуя криза физики, Пуанкаре констатирует, что "представители так называемой большой публики испытывают удивление при вигляди ефемерности научных теорий. Они видят, как писля декилькох рокив розквиту ци теории одна за одной сходят зи сцены; они видят накопление руин на руины; они предусматривают, что и модни нини теории, в свою очередь, через недлинное время повинни разрушиться, и звидси делают вывод об их абсолютной безплиднисть. Они называют это банкротством науки"[3.-с.292]. Такой вывод Пуанкаре видкидае как цилком безпидставний и такой, что выражает полное нерозуминня цели и значение науковихтеорий.

Наилучшим средством раскрытия настоящего значения научных те-орий и опровержение "поверхностного скептицизма" Пуанкаре считает анализ истории математической физики. По его мнению, эта история показывает, что замина одних теорий на инши, во-первых, не означает абсолютного возражения попередних теорий и, во-вторых, именно таким путем видбуваеться развитие науки. Свий историчний экскурс Пуанкаре начинает с XYиии столиття, когда зформувалась "физика центральных сил", которая рассматривала силы тяжиння и видштовхування, что диють миж центрами тил, как едини и достатни принципы объяснения Всесвиту. Однако, в ХиХ столитти вчени дийшли вывода о необхиднисть создание новой формы физики; с целью бильш всебичного пизнання Всесвиту они видмовились "вид изолювання слоговых этого огромного механизму, вид анализу каждой отдельной силы, которая дие на ци времена-плетни, и задовильнились тем, что приняли в якости керивництва деяки загальни принципы, целью которых есть именно звильненння нас вид этого копиткого дослидження"[3. -с.489]. В якости основных Пуанкаре называет принципы сохранения енергии, рост ентропии, ривности дии и протидии, сохранение массы, наименьшей дии и видносности.

Рассматривая стновлення "физики принципив" как первый кризис в физици, Пуанкаре стремится показать, что при этом не видбулось полного возражения "физики центральных сил". По его мнению, гипотеза о центральни силы в скрытому вигляди мистила в соби вси переличени принципы. Развитие физики состоял в потому, что в этих принципах начали видеть не аксиоми, как ранише, а экспериментально пидтверджени истини. При всий видминности двух форм физики миж ими оказывается, с циеи точки зрения, безсумнивна спадкоемнисть.Сьогодни, видзначае Пуанкаре, нови експериментальни дани поставили пид сумнив вси переличени принципы, за исключением принципа наименьшей дии. В этом связи стоит вопрос: "Или необхидно принципам, на которые мы построили все, в свою очередь разрушаться?"[3. -с.505]. Хотя Пуанкаре не видит конкретных ришень, котри разрешили бы в условиях нового кризиса в физици сохранить спадкоемнисть ее развития, вин все же таки сподиваеться, что, навить если принципы предыдущей науки окажутся невирними в традицийних формулированиях и придется строить новую физику, она не видкине их повнистю, а сохранит для них несомненно мисце в своей картини свиту: "Рух науки слид поривнювати не с перестройкой какого-нибудь миста, где стари будивли беспощадно разрушаются, лишь бы вступить мисце новым сооружениям, а с беспрерывной еволюциею зоологичних типив, яки безугомона развиваются и, врешти сдач, становятся невпизнаними для простого глазу, но в которых досвидчене глаз всегда видкрие слиди предшествующей работы прошлых викив"[3. -с.448].

Прогноз Пуанкаре о том, что новитня физика при всий радикальности ее видминности вид попередних научных теорий не будет означать полного разрыва с ними, а каким-то чином включит их достижение в новую научную картину свиту, базировался на розуминни им того факта, который за всиеи видносности научных истин, яки зминюють одна одну, в них есть некоторый объективный змист, что зберигае непересичне значение при найбильш глубоких и радикальных перестройках физики. Данный змист, на мысль французского ученого, представляет собой знание о самой природе, об иснуючи объективно видношення миж вещами. Таким образом, концепция объективной цинности науки, которую развивал Пуанкаре, находилась в ризкий суперечности с философським конвенционализмом и устанавливалась в полемици с представителями последнего

Позиция Пуанкаре об онтологичний статус мышления сповненна су-перечностей. Вин считает: "Все, что не является мысленным взором, есть чистым нищо, так как мы можем мыслить тильки мысль, и потому, что вси слова, наявни в нас, чтобы говорить о речи, могут выражать собой тильки мысли. Поэтому сказать, что иснуе кое-что инше, ниж мысль, означает высказать положение, которое не может иметь смысла"[3.-с.504]. Но видразу же услид за этим сам Пуанкаре, ссылаясь на наукови дани, опровергает тезис о мысли как единую реальнисть: "Геологична история показывает нам, что жизнь есть лишь короткой епизодом миж двумя вичностями смерти и что в самом этом епизоди свидома мысль продолжительная и будет длиться лишь миг. Мысль - это лишь вспышку свитла посреди длинной ночи. Но эта вспышка - все"[3. -с.516]. инакше говоря, неорганична природа, которая образно именувалась платонивським термином "вичнистю смерти", иснувала, как признает Пуанкаре, к возникновению жизни на Земли и появления на ний мыслящих людей; она продолжает иснувати и писля смерти мыслящего о ней человека. Утверждения, которые "вспышка" мысли в истории развития природы - это "все", означает, как видно из контекста, лишь признания первоочередной цинности мышление в житти человека