Понятие счастья в этике

Главная - Культура - Понятие счастья в этике

Поиски и определения смысла жизни, осуществления идеала связанные с содержанием понятия «счастье». В конечном итоге моральное сознание «отправляется» на поиски смысла жизни, желая сделать эту жизнь счастливой. Счастье, хоть бы в чем оно заключалось относительно каждого человека порознь, возможное только за удовлетворение первых материальных потребностей человека (Добролюбов). В то же время состояние специфически моральной удовлетворенности, обозначенный понятиям «счастье», связанный с осознанием человеком своей жизнедеятельности как осмысленной, свободно подчиненной достижению поставленных целей. Понятие «счастье» фиксирует степень удовлетворения индивида от реализации жизненных целей, оценку достигнутого по сравнению с высоким идеалом.

Среди учених-етикив утвердилось определение рассматриваемого понятия морального сознания как такового состояния человека, «которое отвечает наибольшей внутренней удовлетворенности условиями своего бытия, полноте и осмысленности жизни, осуществлению своего человеческого назначения» К Следовательно, для достижения счастья человек должен:

а) иметь ясное представление о жизни, состоятельной сделать ее существование полным и осмысленным, что обеспечивает реализацию ее человеческого назначения; б) поскольку хронического счастья так же нет, как нетающего льда (Герцен), человек должен постоянно держаться своего представления о жизни, хотеть его реализовать во всех возникающих ситуациях морального выбора; в) наконец, для ощущения счастья абсолютно необходимо совпадение в" достаточной мере актуального состояния бытия и представления о том, которым оно должно быть.

Моральная практика дает богатый спектр представлений о счастьи: для одних людей — это интересная работа, которой отдают всю жизнь до остальные, для других — общение с любимым человеком, семья. Для многих счастье неотделимо от карьеры, продвижения служебными ступеньками, славы, материального достатка. Действительно, на уровне личного мироощущения в понятие «счастье» укладывается прежде всего «предметный» смысл, связанный с конкретной целью жизнедеятельности. При этом часто средства достижения счастья принимаются за само счастье. Поскольку засоойв этих оезлич и вииир их диктуется конкретной ситуацией (для больного человека — это здоровье, для уставшей, задерганной жизненным несогласием наклонного человека — это спокойствие, для молодого человека — движение, калейдоскоп событий), то на уровне будничного сознания возникает иллюзия незводимости огромного количества представлений к единственному понятию.

Отождествление счастья и средства, что к нему ведет, порождает (за потери этого средства) вывод о недосягаемости счастья, его эфемерности. Это подметил еще Сенека, который указывал на ошибку, свойственную всем людям, которые хотят счастливой жизни. Она заключается в том, что «прий-мають средства к нему за его именно и чем больше К нему стремятся, тем дальше от него оказываются»

Как уже отмечалось, вопрос что такое счастье человеческое, как достичь счастья, принадлежат к числу «вечных» вопросов. Они волновали человека еще в седую древность, что отобразилось в народных поверьях, поговорках и пословицах. ТЗИра в удачный случай, который принесет счастье, живая и в наше время. При случае старшие люди скажут: «не родись красивым, а родись счастливым». Провожая в самостоятельную жизнь, заметят: «каждый сам кузнец своего счастья». Все это есть обобщение багатоманитности жизненного опыта поисков и переживаний счастья.

Народная мудрость, афоризмы, высказывания больших людей, помогают сделать достоянием каждого общие правила и закономерности счастливой жизни. Счастье достается тому, кто много трудится, говорил Леонардо да Винчи, подчеркивая тем же связь счастья и труда. Заботясь о счастьи других, мы находим свое собственно, утверждал философ Платон, считая, что для личного счастья необходимое общение с другими людьми, связь личного счастья со счастьем других. Анализируя мысли о счастьи, подчеркнем их гуманистический пафос. Все люди одинаково хотят счастья и имеют на это право. Но достижение счастья, борьба за него неотделимы от заботы о счастьи других. Хочет счастья, необходимо чины ты сопротивление всем проявлениям несчастья. Моральная порядочность, верная дружба, некорыстная любовь — все это то, без чего счастье невозможно.

Так же, как и смысл жизни, счастья является наивысшей социальной потребностью. В иерархии моральных ценностей ему принадлежит ведущее место. Как писал Аристотель, счастье — это такая цель действий, которую «никто не выбирает ни ради (благ), ни ради чего-то другого». Это, «очевидно, что-то совершенное. . . (полное, конечное) и самодостаточное» '. Если смысл жизни организует деятельность человека, направляет ее устремление, то счастье означает выполнение этих устремлений, в определенной степени характеризует деятельность человека как процесс закончен (момент совпадения состояния бытия человека с ее представлениями о том, которым оно должно быть). Счастье является чувственно-эмоциональной формой идеала. Идея счастья как общей цели, как наивысшего блага возникает в тесной связи с идеями свободы, равенства, справедливости, гуманизма. В Новое время представление о счастьи дополняется идеями демократии и прогресса. В такой трактовке счастье становится ориентиром для общества в целом, для классов и отдельных личностей и в то же время оно наполняет борьбу за высокие идеалы чувственно-эмоциональным содержанием, предоставляет этой борьбе глубокого личностного смысла, формирует ощущение спивпричетности с большими свершениями.