Искусство ХХ века

Главная - Культура - Искусство ХХ века

Искусство — одна из важнейших отраслей культуры, в которой ярче всего оказывается способность человека к творчеству.

Искусство превращает и нас, и мир, в котором мы ищем законы гармонии и пользы. Без этого мы не сможем существовать. Но этого маловато: искусство открывает у нас богатство фантазии — умение создавать что-то новое, странное, непохоже. . . В действительности мы создаем самих себя и людей вокруг нас, когда дарим им умное и доброе слово, нарисованный цветок или маленькую сказку. Оказывается, в искусстве, отражаемся не просто мы, но и мир вокруг нас. Отображается наша возможность находить бесконечное количество форм, идей, ; образов — воплощать безграничность нашей души, смысл нашей жизни. В XX столетии искусство часто вособлюе бунт, отображает и социальный протест против аномалий развития человеческого общества. «Бунт» искусства XX столетия, в первую очередь, — это протест против обесценения человека, против подавления личности, против предательского общечеловеческих ценностей. Да, много течений и направлений художественного творчества XX столетия осуществили буквальную революцию в языке, способах высказывания, образности — бунтарский новаторский дух становится хотя бы или не главным показателем «современности». А отрицания прошлого, традиций и образов — единственным показателем жизнеспособности творения. Возникает понятие «авангардизму», так помечают произведения с ярко-новаторскими, порою неожиданными и противоречивыми обидами.

Авангардизм (франц. avantgardisme) — условное название художественных движений и характерного для них умонастроения художников XX в., которые стремились к коренному возобновлению художественной практики, к разрыву с устоявшимися принципами и традициями, поиску необычных средств выразительности.

Авангард разрушает потому, что во многом искусство прекратило пробуждать, будоражить зрителя, научилось лгать, подчиняться, то есть во многом теряет свои функции. Авангард, как большой Шива в индийской мифологии, пытается уничтожить все отжившее, неточное, не соответствующее природе искусства. Как хорошо сказал Михаил Эпштейн, современный критик и философ, «авангард не отрицает веру, но проводит отрицание верой». И дальше он говорит проницательные слова об этом «раздражительном, непонятном» авангарде: «Авангард — это художественное овладение именно тех сфер бытия, которые незримы, неуловимы, неописуемы. . . »

В то же время и в авангарде, и в более традиционном искусстве набирает силу и противоположную тенденцию обостренное внимание к прошлому, к традициям, их возрождению. Да, революционер и бунтарь Пабло Пикассо в определенный период своего творческого пути «цитирует» картины испанца XVII ст. Д. Веласкеса, блестяще имитирует африканские маски. Искусство все больше тяготеет к возрождению национальных и народных традиций, обращается к традиционному искусству. Примером этого может служить яркое воплощение традиций восточной музыки в искусстве армянского композитора А. Хачатуряна, грузинские мотивы в «примитивных» картинах Н. Пиросманишвили, архитектура японца Т. Кендзи. В древних традициях и обрядах, знаках и обидах современное искусство нашло огромные возможности. . . для своего же «бунта», возобновления, своего языка.

Традиционное искусство — направление в искусстве XX столетия, которое воплощает обиды и стиль первобытнообщинного, консервативного повседневного искусства. Ярче всего оказалось в искусстве Африки и Океании.

Примеров обращения к традиционному искусству очень много — ведь это один из знаков художественного мышления XX столетия. Выдающийся польский режиссер Ежи Гротовський так и называет свой театр — Театром источников, обращаясь к самым давним ритуалам, мифам, обрядам, идеям. Известный английский скульптор Генри Мур активно использует грубые примитивные статуи первобытности как образец для своих работ.

Также художники XX столетия все активнее переосмысливают самые богатые культурные традиции прошлого.

Знаменитый собор «La Carpada», построенный славным испанским архитектором Антонио Гауди в Барселоне. Кроме утонченных органических форм, что, послугували для него прототипами, в нем есть черты. . . готики — средневекового стиля. Важно, что обращение к любой традиции (сюжету, образу) прошлого в XX столетии — не простое копирование. Это — добрый способ создать что-то новое, и в то же время понятно многим. Это — диалог с прошлым.

В скульптуре «Гармония» французского скульптора Аристида Майоля (1944) воплотились лучшие черты греческой классической скульптуры : мягкость линий, пропорциональность и простота выражения. Таким образом, искусство XX столетия оказывается внутренне противоречивым, чрезвычайно динамическим сравнительно с другими эпохами. В нем мирно «употребляются» бунт и традиция, серьезное и развлекательное, массовое и элитарное, простое и сложное. Искусство «корчилось» от острой внутренней борьбы между направлениями и тенденциями, от резких деклараций: «Мы — самые актуальные, мы — самые современные. . . » Да, философ М. Бердяев с ужасом констатирует «смерть и разрушение искусства», глядя на полотна кубистов и футуристов. В то же время футуристы вдохновенно говорят о новом искусстве Будущего, порожденного гимном машине, конструкции, технике.