Национальные культурные организации и движения в условиях реакционной правительственной политики

Главная - Культура - Национальные культурные организации и движения в условиях реакционной правительственной политики

Параллельно с развитием литературного процесса и искусства, по мере становления украинской интеллигенции в ее среде возникают разные национально-культурные организации и движения. Их создание происходило при неблагоприятных политических обстоятельствах, требовало личного мужества, твердости.

Первая в украинской истории национально-культурная организация возникла в 1833 г. во Львове. Это был нелегальный кружок, который организовали Маркиян Шашкевич, Иван Вагилевич и Яков Головацький, которые учились в духовной семинарии. Их символично назвали "Русской троицей" (русинами называли западных украинцев). Вступающий в кружок давал клятву утверждать права родного языка, переводить славянских авторов, делать все для воскресенья украинского народа к новой жизни. Высшим достижением кружка стала публикация в 1837 г. альманаху "Русалка Днiстровая". У него вошли "Предисловие" Шашкевича с призывом к возрождению украинской литературы в Галичине, подборка народных песен, переводы. Напечатанный в Будапеште тираж во Львове был немедленно конфискован. С 1000 удалось спасти 200 экземпляров, благодаря которым об альманахе и узнали в образованных славянских кругах разных стран. Реакция австрийской власти была жесткой: для изданий на украинской территории вводилась специальная цензура. Основой для запрета могло послужить даже то, что книга напечатана не церковным шрифтом, а так называемой "гражданкою", более простой и четкой чем архаичная кириллица. В таких условиях выступление "Русской троицы" не нашло продолжения. Главный его инициатор - М. Шашкевич - занялся литературным творчеством, стал первым народным поэтом Галичины, но жил в самых тяжелых материальных условиях и умер очень молодым.

В 40-ые годы центр украинской культурной жизни находился в Восточной Украине, что выражалось в первую очередь в уже описанном литературном процессе. В Киеве приблизительно в 1845 г. возникает нелегальное Кирило-Мефодийвське братство - не культурная, а политическая национальная организация, первая в истории Украины, и, что характерно, создают ее выдающиеся деятели отечественной культуры (М. Гулак, М. Костомаров, П. Кулеш, В. Билозерський, Т. Шевченко). Цель общества подчеркнута названием - славянское единство, создание федерации славянских демократических республик. Идеи организации - равенство людей, необходимость уничтожения крепостничества - пронизывали творчество его организаторов. Разгром братства в 1847 г. трудно отразился на всем развитии украинской культуры, а традиция политической борьбы была прервана вплоть до 90-х годов XIX ст.

Всю вторую половину XIX ст. активность национальной интеллигенции разворачивается почти исключительно в сфере "культурничества". В конце 50-х годов на Правобережье среди дворянства и интеллигенции, в том числе польской, складываются группы молодые, которые горячо сочувствуют украинскому народу, уважают его культуру. Они и в быту переходили на народный язык. Одним из лидеров движения стал В. Антонович, в будущем выдающийся историк. Сторонников таких взглядов стали называть "хлопоманами", то есть "любителями народа". Как развитие тех же настроений в 1859 г. студентами и молодыми преподавателями Киевского университета создается полулегальная культурно-просветительская организация "Общество". Свою цель она видела в просвещении народной массы, для чего организовывались бесплатные воскресные школы, выдавались дешевые книги. Была создана Временная педагогическая школа, где готовили учителей для сельских школ. Все преподаватели работали в ней бесплатно. В киевском "Обществе" участвовал М. Драгоманов - историк, политический деятель, П. Чубинський - этнограф, поэт, автор слов гимна "Еще не умерла Украина". Подобные общины возникли во многих городах.

Идейный центр "громадивського" движения оказался в Петербурге. Сюда в конце 50-х годов после ссылки вернулись кирило-мефодийвци. В. Билозерський добивается разрешения и на деньги меценатов в 1861 г. начинает выдавать первый регулярный украинский литературный и общественный журнал "Основа". В нем сотрудничают Костомаров, Кулеш, Драгоманов, публикуется наследство Шевченко. В это время завязываются тесные контакты с передовой русской общественностью. Даже со стороны правительства делаются некоторые либеральные шаги: Кулишу поручают перевести на украинский язык законы об отмене крепостничества, за государственный счет выдаются украинские учебники. Ситуация кардинально изменяется в 1863 г. после антироссийского восстания в Польше. Украинское национально-культурное движение жестоко подавляется. Прокатилась волна арестов, Полтавская и Черниговская общины были полностью разгромлены, журнал "Основа" закрылся. Особенной непримиримостью отличалась позиция министра внутренних дел Русской империи Валуева. Он подписывает печально известный указ, который запрещает печатать украинским языком учебную, научную и религиозную литературу на том основании, что "никакого особенного малороссийского языка не было, нет и быть не может". После непродолжительного "отдыха" в начале 70-х годов, отмеченного активизацией исторической науки и литературы, о чем уже шла речь, антиукраинская политика была продолжена. В 1876 г. в городе Емсе царем Александром II был подписанный указ, которым запрещалось, : печатать и ввозить в пределы империи книги украинским языком, ставить спектакли и даже писать тексты к музыкальным нотам украинской. Однозначного запрета украинской художественной литературы на "малорусском" языке не было, но цензура таких книг не пропускала, даже из русских произведений вычеркивались украинские слова.

Имперская великороссийская политика привела до того, что украинский центр в 60-70-ые годы XIX ст. переместился в Западную Украину. В Австро-Венгрии после революции в 1848 г. формально неравенство украинского языка было устранено, во Львовском университете открыли кафедру украинского языка и литературы. На практике польское доминирование хранилось, в 1859 г. даже попробовали ввести латинский алфавит в "русинскую" письменность. В таких условиях значительная часть местной интеллигенции увидела спасение в тесном союзе с Россией, причем не с демократическими, а из правительственными реакционными кругами. Сложилась теория и о единстве языка. Описанное течение получило название "москвофильства".