Гибель и восстановления неоценимых сокровищ

Главная - Архитектура - Гибель и восстановления неоценимых сокровищ

Великокняжа пор создали Киев в оскорблении города, который имел возможность соревноваться, монументальной красотой своей и размахом, с любой тогдашней метрополией Востока и Западу. За остроумной заввагою Г.В.Вернадского, который основывается на изучении письменных источников тех пор, не киевляне благоговели тогда перед Западом, а Запад захватывался Киевом. Высокий правый берег Днепра нос на своему "венце" и склонах архитектурные памятки, в течение нескольких десятков верстов, от Вышгорода на севера по крайней мере к Выдубицкому монастырю на юге. В "старике Киеве", на совсем небольшом пространстве, было сосредоточенно такие архитектурные монументы мирового значения, как Десятинная, Софийская, Михайловская церкви; два Весиливськи храмы (один - Святослава Всеволодича, второй - Рюрика Ростиславича); известный нам только из розкопив Георгиевский храм; ирининський монастырь, о котором до недавнего времени напоминала особая "ирининська памятка" (основу "памятки" образовал один со столбов ее собора); знаменитейший Дмитрийвський монастырь, недалеко от Михайловского; "Янчин" монастырь Всеволода Ярославича и Воздвиженська церковь Мстислава Галичского (1215 г.) на месте настоящего Андреевского храма; Федоривський монастырь, Катерининська церковь и т.п.. Можно поставить себе вопрос, было ли в Хи-Хиии столетиях нашей эры какое-то другое место в мире, где на такому небольшому просторные зосереджувалася бы такое количество первостепенных архитектурных сооружений. Этот вопрос тем более обоснованное, что в районе Десятинной церкви розкопи проявили рештки и строящихся дворовых сооружений, как Х-Хи, так и XII столетий. Розкопи дают основания думать, что здания были украшены мрамором, другими ценными породами камня, мозаиками и фресками. Кроме Софийского и Михайловского соборов, мозаики были и в Десятинной церкви. Фрески, наивероятнее, были всюду. На высокий уровень ювелирного мастерства указывают многочисленные, найденные на таки территории сокровища золотых и серебряных изделий. Рештки емальових, гутних, каменоломных и других мастерских свидетельствуют о подъеме промышленной жизни.

Древнерусский Киев до сих пор не нашел своего Аполлинария Вас-нецова (который дал, как известно, художественную "реконструкцию" Москвы XVII и предыдущих столетий). Тем временем задача это - не менее признательное. Имеем в руках вдосталь данных, лишь бы вообразить себе красоту этого города, который Мономаховою шапкой увенчивало вершину Днепровской горы.

Лента памяток тянулась и дальше на юг: Спас на Бересте, со строящейся церковью и таким самым дворцом (построенный Владимиром Большим и восстановленный в 1113 году), Печерский, Выдубицкий монастыре.

В оскорблении "пещер" домонгольський Киев имел уже и свою "подземное соответствие". Такая "соответствие" есть будто непременная принадлежность метрополии большого исторического значения. В западной части Старика Мира классический пример дают римские катакомбы и грандиозные, "тисячоколонни" подземные водохранилища Константинополя. В Киеве "пещеры" дополняются подземельями, открытыми в пределах "старый города" (розкопи Д.В.Милеева и др.) (8) [...]

За длинную историю Киева были один-два случая разрушения зданий великокняжой пор через невежество монахов. Так, около 1758 года, на сооружение изгороди Михайловской усадьбы, разобрано здания Дмитрийвського монастыря XI столетие. И что означает этот одиночный случай сравнительно с теми целыми группами памяток, которые уже снесли или запланировали к вознесению в ближайшему будущему настоящие "хозяева" Киева?

К руйнацтва приложил свою руку и Николай И. Порядком выполнения его предписания убраны в 1840-х годах из поверхности земли сооружения ирининськой церкви Ярослава Мудрого (за исключением одного столба, который стал "памяткой"). Не только в Киеве, а и в Москве, Подмосковье и других местах времена Николая и, вопреки официальным лозунгам "народностей", были тяжелыми пор для памяток древнерусского искусства. Пусть радуются, однако, киевские коммунисты. Мерой варварства они далеко превзошли Николая и. За 2-3 года они разрушили в Киеве столько памяток русской материальной культуры к монгольским пор, сколько не было перед тем уничтожено за два-три столетия.[...] Год в год дужчае злость сокрушителей. Как иначе можно объяснить такие факты: за признанием даже "Архитектурной газеты" (9) "в Киеве недосить заботливо относятся к памяткам давней архитектуры, которые имеют временами всесоюзное значение. Так, без предыдущих обмеров знесено бывший Вийськово-Микильський собор и бывший Братский монастыр-замечательные памятки украинского бароко XVII столетие, здания, уникальные по значению". Эта весть не может не вызвать дрожания у каждой пусть немного просвещенного человека, во всякого, для кого Украина и украинская культура не просто "гной" для ч-тоьих чужих полей. Не говорим уже о том свете, который проливает эта весть на судьбу других, менее прославленных произведений украинской архитектуры Киева. Нет больше Вийськово-Микильського собора и Братского монастыря! их знесено за один или наибольше за два строительных сезона. Так вот нет больше очень большой части памяток не только украинского зодчества, а и украинской культуры загалом.

Ведь то "братство", которое создало этот монастырь, было, за благоприятной заввагою Ф.Ернста, "одним из проявлений упрямой борьбы масс украинской людности с заборчою политикой польской администрации и господ землевладельцев и фанатизмом католического духовенства, которые решительно наступали на Украину, Литву, Беларусь". Братство это основано 1615 года. 1630-А с х лет в усадьбе уничтоженного ныне монастыря содержалась Киевская "Академия", первая школа высшего типа в Украине и России. История высшего образования в русской и украинской среде была в течение столетий якнайтиснише, неразрывно сплетенная с судьбой той усадьбы, с которой так беспощадно расправилась теперь рука сокрушителя. "Роля Киева,- ведет Ф.Ернст, - как культурнотворчого центра, тесно связанная со старой киевской Академией, которая в XVII и XVIII столетиях была не только учебным заведением, но и в значительной мере создавала тогдашнюю украинскую науку, литературу, театр, музыку, искусство и обозначилась огромным влиянием на культуре всего европейского Востока" (10).