Восстановление Михайловского Златоверхого монастыря в Киеве

Главная - Архитектура - Восстановление Михайловского Златоверхого монастыря в Киеве

Лексика московского босяка из-под пэра наркома, да еще и академика ВУАН, демонстрирует, кроме большевистской безоглядности, еще и настоящий культурный уровень тогдашней коммунистической верхушки.А спецов, которые подходили бы для выполнения правительственной задачи, все-таки нашли. На протяжении 8 июня - 9 июля 1934 года киевские археологи Ф.Мовчанивський и К.Ґончаров обследовали собор и подготовили вывод, подписанный директором Института материальной культуры Ф.Козубовським. В нем утверждалось, что Михайловский собор построен в основном в барочные времена, а не в XII столетии, и потому исторической ценности он не представляет (15). Интересно, что накануне этих событий НКВД отстранило из Киева тех "неподходящих спецов", которые активно протестовали или могли бы протестовать против действий власти: профессора Николая Макаренко (арестовано 26 апреля 1934 года, 23 май вывезен из Киева в Котле, 4 января 1938 года розстриляно в Томске); профессора Федора Ернста (арестовано в октябре 1933 года, осуждено на три года 29 мая 1934 года, розстриляно 28 октября 1942 года); профессора Степана Таранушенка (арестовано 14 октября 1933 года, осуждено 24 февраля 1934 года). Кстати, "подходящие спецы" тоже не избегнули такой судьбы: выполнение партийной доверенности не спасло археолога Ф.Мовчанивського: его арестовали 17 февраля 1938 года, а 10 мая того же года расстреляли (16).

Мозаики и фрески Михайловского Златоверхого начали снимать 26 июня 1934 года под орудою профессора В.Фролова, руководителя мозаичной мастерской Ленинградской Академии искусств. Работали второпях, итак урятувати удалось очень мало. Мозаичную композицию "евхаристия" перенесли на хоры Софийского собора. Вместе с тем в фондах Софийского заповедника оказалось 172 килограмма смальты из Михайловского собора (розсипом). Еще больше смальтовой россыпи попало к Лаврскому заповеднику. Вся та россыпь - это уничтоженные мозаики Михайловского собора.

Очень интересно повел себя в этой ситуации московский "защитник памятки" Феликс Кон: в нем проснулись мародерские наклоны. Он пишет В.Затонському: "Музейный отдел НКП РСФСР просит Вас вьщелить для Государственной Третьяковской галереи две мозаики из Михайловского собора, Дмитрия Солунского и архидьякона Лаврентия, а также одну из фресок [...] Означенные памятники имеют колоссальнос значение для зкспозиции ГТГ, в которой искусство Киевской Руси представлено крайнее слабо [...]" Не менее интересная и реакция В.Затонського. Той вдруг повел себя как "хозяин", отрубив, что мозаик из Киева никому не отдаст!

Конечно, Москва получила все те мозаики, фрески и рельефы, которые хотела. Но чуть позже, когда весьма самостийницький В.Затонський уже не мог воспрепятствовать.

Весной 1935 года собор начали обдирать: сняли позолоченные листы меди из куполов, пустили на перетапливание серебряную рака св.Варвары, подаренную гетманом Мазепой, уничтожили барочный иконостас, фундований гетманом И.Скоропадским. В конце концов собор высадили у воздуха аммоналом. Колокольню разобрали еще раньше.

Тем временем завершился второй архитектурный конкурс на проект застройки правительственного центра. Результат его был неожиданный. Ни один из признанных архитектурных метров не стал победителем. Ни брать Веснини, ни Фомин, Гольц, Алабян, ни Заболотний, Альошин, Штейнберг. Победил... архитект из Ленинграда Иосиф Ланґбард, который вообще не брал участия в том конкурсе!

Дом ЦК КП(б)В за его проектом сооружали из весны 1936 к весне 1938 года (ныне здесь размещается Министерство иностранных дел Украины).

В этом здании поражает исполинский масштаб колоннады коринфського ордеру, который образовывает будто передвивтарну переограду, своеобразные пропилей в пустоту, за которой - многоэтажный корпус с кабинетами. Колоны доказаны к такому размеру, когда они становятся похожими на башне - т.е. из архитектурного элемента превращаются в отдельные сооружения. Перед ордером такой величины каждый человек чувствует "сукиным сыном" - такое своеобразное наблюдение сделал ведущий теоретик архитектуры сталинсько-хрущовськой пор В.Буров. И интереснейшее то, что, как оказалось, автором этого архитектурного решения был совсем не Ланґбард. Он в конце жизнь сознался, что коринфську колоннаду, которая определяет образ здания, сделано по требованию Балицького и Постышева! В первоначальном авторском проекте ее не было! (17)

При этом за образец архитектурных форм было избрано Баальбек в Сирии - святилище халдейского бога Ваала III столетие нашей эры. Если пойти дальше за этой архитектурной аналогией и припомнить подобные архитектурные формы других ведущих языческих святилищ античного мира первых столетий христианской эры (скажем, Пергамський алтарь), что их апостолы и евангелисты считали алтарями сатаны, то станет понятным настоящий смысл неуклюжей, на позир непостижимой и совсем нефункцийной архитектуры дома ЦК КП(б)У. Здесь, на месте поруйнованих киевских святынь, соорудили собственно алтарь секты сатанистив. А двойная колоннада со спаренными колонами - не что другое, как вход к этому алтарю, такие себе царские врата передвивтарной переограды наизнанку!