Восстановление Михайловского Златоверхого монастыря в Киеве

Главная - Архитектура - Восстановление Михайловского Златоверхого монастыря в Киеве

Вообще уничтожения церковных памяток в Украине под коммунистическим режимом было систематическим и не ограничивалось лишь тридцатыми годами. Эта деятельность не одного поколения "кодла бисивського" имела несколько етапив.

Первый был связан с коллективизацией и созданием сталинских "колхозив", когда в 1929-1933 годах по селам и городкам сожгли или разобрали на дрова множество деревянных приходских церквей ХУии-ХУиП столетий, а также побурили немало строящихся храмов. Второй этап обозначился разрушением Мазепин храмов и Михайловского Златоверхого монастыря в Киеве, катедральних соборов в Полтаве, Одессе, Симферополи, Подольский^-Подольском-каменцу-подольскому и других городах. Этот этап длился вдоль 1934-1939 рокив.

В друге мировую войну коммунистический режим избавился еще ряда выдающихся церковных памяток, а предъявил обвинение в уничтожении их "немецко-фашистских оккупантов" (Успенский собор Киево-Печерской лавры, Покровская церковь с Ромнив в Полтаве, Успенский собор в Кременчуге). Следующий этап начался 1962 года, когда Никита Хрущов провозгласил новый поход против религии и церкви. Его жертвами наконец стали Тройцький собор в Глухове, Воскресенска церковь в Путивле и много других храмив.

Последний (надеемся, таки в самом деле последний!) этап разрушения церковных памяток приходится на года горбачевской "перестройки", когда у преддверие 1000-празднование лиття Крещение Руси-Украины ЦК Компартии Украины потребовал от местных органов власти радикально решить проблему "бесхозяйственных церковных зданий" двумя способами: или отремонтировать, приспособив их под музеи атеизма, или уничтожить. Итак 1986 - 1987 годами датируется разрушение нескольких старинных храмов, в частности Тройцькой церкви в Лебедини на Сумщине.

Тяжело посчитать все уничтоженные памятки церковной архитектуры Украины. Первым это попробовал сделать американский архитектурознавець украинского происхождения, член редколлегии нашего журнала Тит Геврик, который 1982 года подготовил в Нью-Йорке выставку "Утраченные архитектурные памятки Киева" и выдал каталог (11), со временем перепечатанный "Памятками Украины". Позднее господин Геврик даже начал обрабатывать каталог утраченных памяток всей Украины, однако должен был оставить этот замысел - просто-таки необъятной оказалась проблема учета большевистских разрушений.

В этому бесконечному мартиролози есть одна позиция, которая имеет символическое, даже сакральное значение. Это уничтожение Михайловского Златоверхого монастыря. Ни одна подобная акция ни к тому, ни после не имела такой общественный отголосок и таких дальновидных наслидкив.

24 января 1934 года XII съезд компартии Украины и Всеукраинский Центральный Исполнительный Комитет (ВУЦВК) постановили перенести столицу советской Украины из "пролетарского" Харькова к Киеву. Большевики считали его "исторической цитаделью национализма", поэтому й поставили за цель превратить этот "рассадник контрреволюции" на "социалистический город". При этом старинные памятки Киева трактовано как символ пассивного спротиву режиму, воплощение украинских национальных чувств, что и дальше питает "буржуазно-националистические расположения духа". Итак архитектам, только что объединенным в единый Союз советских архитекторов и вооруженным "учением о соцреализм в архитектуре", поручили реализовать грандиозные планы градостроительной реконструкции Киева. Руководил всем Павел Постышев - наместник Сталина в Украине. Присматривать за выполнением большевистской программы малая специальная правительственная комиссия во главе с наркомом НКВД УСРР Всеволодом Балицьким.Сперва шесть групп архитектив разработали проекты организации правительственного центра в разных киевских районах. Так, В.Нестеренко и А.Зинченко предложили выстроить его на Зверинце, там, где теперь Ботанический сад НАН Украины; М.Гречина и М.Холосгенко - в районе ипподрома на Печорскую: П.Альошин - вблизи Мариинского дворца, рядом с парком; В.Заболотний - близ современной Европейской площади. А вот за проектом архитектив П.Юрченка и Й.Каракиса площадь с главными правительственными зданиями (ЦК КП(б)У и ВУЦВК) должна была раскинуться на месте Михайловского Златоверхого монастыря и Василивськой (Трьохсвятительськой) церкви XII столетие. Петр Юрченко (12) теоретически обгрунтував самое такое размещение нового центра. "Настораживали только сложные геологические условия местности" (13). Как видим, ничто другое советских "мистцив" и их заказчиков "не настораживало". Именно этот вариант и одобрил нарком В.Балицький.

Итак, по итогам первого конкурса было избрано место для правительственного центра. Второму конкурсу, проведенному в 1935 году, принадлежало определить конкретное архитектурное решение зданий правительственного центра.

Пока велась игра в такую себе "архитектурную демократию", власть принялась расчищать площадку. Василивську (Трьохсвятительську) церковь разобрали тихо, без огласки, где-то в 1934 или 1935 годах. А как дошло к Михайловского Златоверхого - общественность ударила на сполох.

2 июля 1934 года в Харьков из Москвы поступило срочное тайное письмо, адресованное наркому образования Владимиру Затонському. Заслуженный большевик Феликс Кон, который тогда заведовал музейным отделом Наркомосу РСФРР, пишет украинскому коллеге, который по Москве (!) ползут упрямые слухи о запланированной "ликвидации" Михайловского Златоверхого собора в Киеве. Он объясняет: "Во всем мире сохранилось 6-7 памятников зтого стиля"; "собор является мировым памятником искусства" (ведь и в Кремле, и в Харькове, и в Киеве чудесно знали, какие ценности "ликвидировала" комиссия во главе с главным чекистом Украины Балицьким!). И ради чего написано этого тайного и срочного письма? - "Очень прошу сообщить мнет, что мнет следует отвечать на бесчисленные запросы, которые поступают со всех сторон". Не дождавшись ответа, Ф.Кон через шесть дней прислал В.Затонському еще одного письма, но на этот раз с настойчивой просьбой принципиального характера: "Несмотря на то, что проект уже утвержден тов. Балицким [...] обращаюсь к Вам с настоятельной просьбой в пересмотре состоявшегося решения и в разработке иного варианта постройки, который позволил бы сохранить мировой памятник искусства". Реакция народного комиссара образования УСРР была по-большевистски адекватной. Он дает доверенность начальнику IV отдела Управления госбезопасности НКВД УСРР Якову Вульфовичу Грамотному: "По поводу Михайловского собора любители старья подымают шум, будто там на стенах [...] имеются древние картины. Я направил в Киев нашего заведующего музейнмм отделом т.Макаревича с тем, чтобы вон без шума [...] поковырял где надо стенки и т.п. Музейщики будут, разумеется, тянуть волынку. В зтом деле в дальнейшем нам придется разбираться вместе со Всеволодом Аполлоновичем (Балицьким. -В.В.). В частности, т.Бордон (следственный НКВД, фальшувальник множества "розстрильних" дел. - В.В.) может быть полезен по части подбора подходящих ученых спецов". Наверное, таких спецов не было напохвати, так как 13 июня 1934 года крайне раздраженный В.Затонський писал "дорогому Феликсу Яковлевичу" (Кона): "Ученые любители старья всячески добиваются сохранения собора в целости [...] Сообщаю, что вопрос в сносе собора решен. Может идти лишь речь в снятии мозаик и фресок. Чем дольше будут канителить, тем меньше останется времени для зтой сложной операции. Виноваты будут сами старьевщики" (14).