Восстановление Михайловского Златоверхого монастыря в Киеве

Главная - Архитектура - Восстановление Михайловского Златоверхого монастыря в Киеве

Неспроста Александр Довженко, допущенное в свое время в "святая святых" коммунистического пантеона, назвал официальных авторов этого решения - Каракиса и Ланґбарда - "халдеями неумолимыми".Второй такой самый дом, симметричный сооружению ЦК, чего-то так и не велели. Настоящих причин этого мы до сих пор не знаем. Ведь неудачное архитектурно-градостроительное решение не могло повлиять на осуществление планов коммунистической верхушки.

Вероятно, одной из основных причин было то, что руководящие коммунисты, причастные к созданию правительственного центра, на момент завершения строительства первого корпуса (весна 1938 года) потеряли не только свои должности, а и жизнь и на их место пришли новые люди. Большинство функционеров, которая решала судьбу собора, - П.Постышева, В.Балицького, В.Затонського, Я.Грамотного, Г.Бордона - расстреляли их же соучастники в 1937-1938 годах. Кодло бисивське достало то, что заслужило.

Итоги подбил 1957 года в канадскому Торонто бывший однопартиец Ульянова-Ленина: "Так как когда многи из нас до сих пор не знают, за что северные варвары-кочевники разрушают наш город, то знают это чудесно те варвары! Они, одержимые бисивською "мудростью нашего прогрессивного возраста", они знают, что на то, чтобы они жили, должен умереть Город Премудрости Божьей - Киев. Они знали, в чем источник нашей милитарной и духовой силы. Со своей шаманской хитростью задумали они воровством предрасположить себе протекцию Сил, которые погребали Киев. В 1169 г. суздальский князь Андрей разрушил Киев и украл его образ Пречистой. Натравленный дедом Ивана Злого, хан Менґли-Ґирей снова разрушает Киев и посылает дар московскому хану - золотой бокал с диском из нашей Святой Софии [...] В конце концов Ленин и Сталин, на союз с Хатаевичем и Кагановичем, разрушают Лавру и Михайловский монастырь, храм патрона Киева, победителя Змея, оборонца от всех нечистых сил, архистратига воинства небесного. Кодло бисивське в Кремле знало и знает, в чем таилось величие и могущество Киева, которую им поручили разрушить, чтобы могло удержаться царство тьмы. Одержимые духом зла знали, что их победит только другой Дух, страшный для них и неумолимый, из-под знака Креста" (18).

Едва ли знали эти слова Дмитрия Донцова те люди, которые в зажигательных 80-дискуссиях х лет выясняли непременную потребность возрождения разрушенных и изуродованных святынь. Но дальше произошло так, как и предусматривал Д.Донцов: "Все начинается из мистики, и все есть на исходе политикой. Но бесплодной есть последняя без первой".

Национальное пробуждение закономерно поставило в повестку дня проблему реабилитации всего, уничтоженного оккупантом, - и людей, и храмов. На протяжении 1984 - 1989 лет обработаны два засадничо отличные проекты восстановления Успенского собора Киево-Печерской лавры, тем не менее ни один из них не удалось реализовать вследствие необорних технических, а главное - политических препятствий. Ученые и специалисты якобы не были в состоянии объясниться между собой относительно технических решений; но на самом деле тогдашний режим, вопреки благосклонным словесным декларациям, не был заинтересован в возрождении уничтоженных им же святынь.

Уже во времена независимости между специалистами разгорелась острая дискуссия относительно припустимости восстановления разрушенных давних храмов. Известный историк архитектуры Наталия Логвин заняла бескомпромиссную позицию: то, что разрушено - значит навсегда. Итак воспроизведение, например, Михайловского Златоверхого собора - не что другое, как фальсификация истории (19). Однако большинство специалистов придерживается другого взгляда, сформулированного Ларисой Скорик: "Выбираем возрождение" (20).

Лишь бы положить край полемике и обработать концептуальный подход к такому сложному делу, Министерство культуры Украины 1994 года провело научно-практический семинар "Воспроизведение утраченных памяток: исторический и правовой аспекты" (21), по результатам которого впервые на официальному равные ухвалено методические рекомендации из воспроизведение утраченных памяток. Ведущие специалисты пам'яткоохоронной дела указали, что возрождение уничтоженных храмов - это не интеллигентская прихоть, а спешная общественная потребность, так как украинское духовное наследство в XX столетии испытала беспрецедентного уничтожения. Вместе с тем при натурном полномасштабном воспроизведении разрушенных храмов возникают проблемы, которые ставят эту деятельность на границу, за которой начинает фальсификация культурных ценностей. Итак вообще воспроизведенные храмы не могут признаваться повновартисними памятками истории и культуры, а приобретают значение лишь символов определенных исторических эпох. Относительно воспроизведения утраченных старинных храмов нельзя устанавливать правил, пригодных на все случаи. Каждый раз вопрос следует решать с учетом всех аспектов конкретной ситуации, а именно: историко-культурного значения, градостроительной деятельности, документальности и композиционной согласованности с окружающей средой.Недопустимым считается натурное полномасштабное воспроизведение утраченных уникальных памяток в первоначальном виде или же на основании гипотез и аналогий. Относительно этого незыблемой остается основа Венецийськой хартии 1964 года: "Реставрация прекращается там, где начинается гипотеза". Показательно, что в конце методических рекомендаций отмечается: при условиях экономического кризиса надо до 2000 года ввести мораторий на восстановление уничтоженных храмов коштом государственного бюджета, направив вместе с тем бюджетные средства лишь на научные и проектные разработки и консервацию зацилилих памяток истории и культуры (22).