УТРАЧЕННЫЕ ОБЪЕКТЫ АРХИТЕКТУРНОГО НАСЛЕДСТВА КИЕВА И УКРАИНЫ

Главная - Архитектура - УТРАЧЕННЫЕ ОБЪЕКТЫ АРХИТЕКТУРНОГО НАСЛЕДСТВА КИЕВА И УКРАИНЫ

Для нас этот вопрос имеет не теоретический, а сугубо практический интерес. Так как когда с 1996 года в Украине на государственном уровне явился вопрос о воспроизведении утраченных памяток, сразу же появились разные чудные предложения, в частности и видтворювити те памятки, которые совсем не были утраченными или разрушенными. Это была давно известная в формальной логике классическая ситуация использования неточных имен. Поэтому явилась насущная необходимость найти четкое, логически непротиворечивое определение: что такое утраченное сооружение (памятка). Мы предложили свое определение, которое после некоторых дискуссий, в конце концов, стало общепризнанным и було формально узаконено постановлением Кабинета Министров Украины в 1999 году. Оно формулируется так: утраченной считается сооружение, свыше 50 процентов наземной части которой утрачено.

Укладывая каталог утраченных объектов архитектурного наследства, мы обработали методику отбора этих объектов за тремя принципами.

Во-первых, каждый объект должен иметь высокую меру историко-культурной ценности, а именно - отвечать пусть одному з таких критериев:

справить значительное влияние на развитие культуры, архитектуры, градостроительство, искусства в течение продолжительного исторического периода;

быть непосредственно связанным с историческими событиями, развитием идей, выдающимися лицами, которые справили определяющее влияние на ход национальной истории, развитие культуры и искусства;

репрезентовать шедевр творческого гения, быть этапным произведением выдающихся архитекторов или других художников;

быть уникальным произведением исчезнувшей культуры или художественного стиля.

Этот первый принцип означает, что в случае сохранения объект, который отвечает этим критериям, был бы включенный в Государственный реестр недвижимых памяток Украины как памятка архитектуры национального значения. Другими словами, без этих объектов невозможно вообразить себе историю украинской архитектуры.

Во-вторых, объект должен быть если не полно уничтоженным, то по крайней мере разрушенным, т.е. свыше 50 процентов наземной части его должны быть утрачено.

В-третьих, мы должны четко представлять себе, как тот объект выглядел. А для этого непременно должны быть соответствующая источниковый база в виде старых свитлин, рисунков, гравюр, литографий, обмерных или проектных кресленикив, подробных описаний, материалов исследований и т.п..

Именно исходя из этих принципов мы, проведя соответствующие исследования, отобрали 396 объектов для сформированного нами Справочника утраченных объектов архитектурного наследства. Хотим указать, что мы целиком сознательно не включили такие объекты, как Успенский собор в Крилоси возле Галича или древнерусские храмы в Переяславе, Благовещенскую церковь в Чернигове, рештки которой раскопал в свое время академик Б.Рыбаков, или храмы и базилики Херсонеса Таврийского и т.п.. Для всех этих объектов характерный недостаток соответствующей источниковый базы. Мы не знаем и никогда не будем знать истинно, как они выглядели. А гипотетические реконструкции разных специалистов на основании описаний или интерпретации решткив подмуровок - весьма ненадежная база для историко-архитектурной науки.

Так же, но исходя из другой основы, мы игнорируем такие архитектурные сооружения, как некоторые неоковирни произведения киевских архитекторов Е.Ермакова и В.Николаева конца ХиХ - начала ХХ столетий, которые за архитектурно-художественным уровнем не могли бы претендовать на статус памятки.

К Справочнику мы включили также около десятка объектов, которые до сих пор значатся в государственных перечнях как памятки архитектуры национального значения (замки в Галиче и Корци, кам'яниця в Любечи и т.п.). Это - памятки или же полно разрушены в последние годы, или такие, что находятся в состоянии руины, когда свыше 50 % наземный объем утрачен. Некоторые из таких памяток были включены 1999 года к Программе вiдтворення выдающихся памяток iсторiй и культуры Украины и на конец 2001 года успешно отреставрированные (Владимирский собор в Херсонесе).

Еще раз считаем необходимым подчеркнуть: заключенный нами таким образом своеобразный каталог не претендует на полноту. Это обусловлено тем, что далеко не все утраченные выдающиеся памятки нам известные, или исследованные достаточной мерой. Итак, автор будто загоняет сам себя в глухой угол. Ведь сегодняшние наши знания об утраченных объектах архитектурного наследства неполные и фрагментарные. Не все регионы еще изучены достаточной мерой (наихуже в этом смысле нам известные южные и западные регионы, дальнейшее исследование которых остается задачам на будущее). Не все утраченные объекты выявлены, да и источниковый база, особенно архивы, исследованная на сегодня явным образом недостаточно. Сейчас никто не возьмется спрогнозировать, сколько сооружений или их комплексов может войти в полный каталог утраченных объектов архитектурного наследства, если такой когда-то будет созданный. В конце концов, на наше глубокое убеждение, такой каталог в принципе не может быть полным, поскольку процесс познания бесконечный.Таким образом мы имеем бесконечное множество объектов, с которой тяжело оперировать, поскольку здесь бездействуют определенные логические законы (например, закон исключения третьего) и вступает в действие интуйционистська логика. Поэтому все наши выводы, строго говоря, могут быть истинными или ошибочными только относительно того множества 396 объектов, которая рассматривается. Любые экстраполяции на большие множества могут быть некорректными.