УТРАЧЕННЫЕ ОБЪЕКТЫ АРХИТЕКТУРНОГО НАСЛЕДСТВА КИЕВА И УКРАИНЫ

Главная - Архитектура - УТРАЧЕННЫЕ ОБЪЕКТЫ АРХИТЕКТУРНОГО НАСЛЕДСТВА КИЕВА И УКРАИНЫ

Мы, украинце, в начале ХХи столетие живем в пор большой инвентаризации: имеем пересмотреть свое политическое, историческое, культурное наследство и четко определиться с тем, что мы приобрели, а что потеряли, и какое значение все это имеет для нашего дальнейшего развития.

В околице архитектурознавства эта инвентаризация обозначена подготовкой Истории украинской архитектуры, которая должна быть выдана в ближайшее время, формированием и публикацией реестров и разнообразных справочников архитектурных памяток, списков исторических городов и т.п..

В этом контексте учет утраченного архитектурного наследства является задачам, которой уже много десятилетий стоит в повестке дня. Еще в 1920-х годах Г.Лукомський писал о варварских обстрелах большевиками киевских памяток во время так называемой гражданской войны. Тем не менее тогда ни ему, ни его коллегам и в сташному сне не могло бы примерещиться то, что большевистская власть сделает с виднейшими памятками Киева 1930-на протяжении х рокив.

Первым о руйнницьку вакханалии на весь голос сказал Петр Савицкий в 1937 (!) году. Фрагменты из его работы в свое время опубликовал журнал ''Памятки Украины: история и культура''. На основании архивных материалов, вывезенных из Киева на Запад во время второй мировой войны архитектором О.Повстенком, американский архитектурознавець украинского происхождения Тит Геврик 1982 года организовал в Украинском музее в Нью-Йорке выставку ''Утраченные архитектурные памятки Киева'' и выдал одноименный иллюстрированный каталог. Со временем этот каталог в Украине переиздал в сокращенном варианте журнал ''Памятки Украины''. На 1990-начала х лет Т.Геврик несколько раз приезжал в Украину, подолгу работал в разных архивах, в Справочно-информационном фонде НДиТиАМ. Он имел целью расширить свою предыдущую работу и подготовить книгу ''Утраченные архитектурные памятки Украины''. В конце своих выискиваний, перед отъездом к Америке, он в личном разговоре сознался автору этой разведки, который до сих пор не представлял себе в полной мере огромных масштабов потерь архитектурного наследства Украины на протяжении ХХ столетие, а потому ощущает, что не сможет постигнуть эту тему.

Мы попробовали в 1995-2001 годах собрать вместе и хотя в какой-то мере проанализировать материалы об утраченных объектах архитектурного наследства как Киева, так и целой Украины. Наша работа не претендует на полноту. Мы вообще сомневаемся в практической возможности создания полного каталога утраченных архитектурных объектов учитывая недостаток соответствующих библиографических и иконографических материалов; ведь в Украине на протяжении продолжительного исторического периода уничтожались не только памятки, но и библиотеки и архивы.

Мы ставим проблему учета утраченных объектов архитектурного наследства, а не утраченных памяток архитектуры. Эт обусловленн т, что согласно действующий законодательство и наш профессиональн представлени памятк счита_ только т объект архитектурн наследств, котор внесенный в соответствующ государственн реестр или список (перечен) памятк.. Коммунистический режим и в самом деле разрушил немало выдающихся зданий, которые были внесены к официальным спискам памяток архитектуры (Михайловский Златоверхий и Микильський военный соборы в Киеве, Тройцький собор в Глухове и т.п.). Тем не менее большинство уничтоженных объектов не входило в никакие списки памяток, а некоторые были утрачены еще тогда, когда и самого понятия о памятках архитектуры не было сформировано (в начале ХиХ столетие). Но все объекты, которые мы отобрали в ходу нашего исследования, были бы памятками архитектуры высочайшей ценностной категории - памятками национального значения - если бы сохранились к нашему времени.

Мы далекие от мысли о том, что собранные нами описания, фотографии, кресленики и рисунки могут дать адекватное представление о соответствующих архитектурных объектах. Ведь архитектура - искусство пространственное. Оно оперирует с объемом и пространством. Поэтому плоскостные изображения не могут передать взаимоотношения масс, объемов и пространств в реальной архитектурной среде - будь то город, улица, площадь, усадьба или интерьер. Вследствие этого даже специалисты не могут составить себе правдивого и доподлинного представления о врачений архитектурный объект, если они его никогда не видели в натуре. Поэтому й любые реконструкции и воспроизведения, которой бы мощной не была их родниковая и методическая база, остаются сугубо гипотетическими и условными.

Итак в дальнейшем нам придется удовлетворяться бледными тенями бывшего величия и верить на слово тем исследователям (И.Э.Землекоп), которые видели, например, Микильський военный собор в Киеве к разрушению и удостоверили, что здесь или не впервые в Украине было продемонстрировано, какой огромной может быть сила эстетичного влияния лапидарной белой плоскости стены, отороченной пивколонами и увенчанной карнизом.

и тем не менее в контексте упомянутой выше ''большой инвентаризации'' нам выдается крайне необходимым собрать вместе даже эти бледные тени архитектурной гениальности, так как это существенно дополняет наши представления о развитии архитектуры как в Украине, так и во всем регионе Центрально-Восточной Европы.Итак, поступило время и нам сосчитать свои потери и осмыслить их. Для того, чтобы эти подсчеты имели какой-то смысл, мы прежде всего имеем четко определить, какой объект архитектурного наследства можем считать утраченным. Насколько полной должны быть его разрушение?