НАЧАЛА УКРАИНСКОЙ ДИВИЗИИ "ГАЛИЦИЯ"

Главная - Украиноведение - НАЧАЛА УКРАИНСКОЙ ДИВИЗИИ "ГАЛИЦИЯ"

С моментом занятия немцами украинских земель участие украинцев в пиввийськових и сугубо военных формациях заметно выросшая. На территории Генеральной Губернии, вследствие приобщения к ней Галиции, увеличилось число украинской вспомогательной полиции, увеличилось участие украинцев в "Веркшуцах" и в других вспомогательных военных формациях, которые подлежали администрацийний, точнее - полицийний власти. Здесь и там в "дикий способ", без никакого согласия с украинскими факторами, а часто и без известная центральной немецкой власти в Генеральной Губернии, рекрутовано людей к формации "Ваффен-сс" (например, в Коломийщини); кроме того, много украинцев оказалось в рядах немецкой армии из других, разных причин. В далеко большей мере набирано украинцев к военным и пиввийськових формаций на центральных и схиднихземлях.

Все эти формации не имели для украинцев поважнишого значения, политического или военного: они даже были небольшие, преимущественно не имели украинских старшин даже на наиболее низких ступенях, за ними не стояла никакая политическая деклярация. То самое касается т.н. "Украинского Освободительного Войска", которое начали организовывать с началом 1943 p. Такое немецкое поведение было потому, что для немцев в то время политическая украинская проблема не существовала, а создание большего военного соединения с украинским содержанием было бы политичнимактом.

Военные события в начале 1943 p. разрешали надеяться, что дело организации большей украинской военной формации может стать актуальной. Катастрофа немецкой армии под Сталинградом и занятие восточных окраин Украины .большевиками, а, со второй стороны удачный десант захидних альянтив в северной Африке, могли принести некоторое протрезвление немецкой политики на Востоке и ободрить тех немцев, которые были спикерами некоторого сотрудничества немцев с нерусскими народами. Определенными признаками изменения немецкой политики на Востоке могла быть деклярация Гитлера, который в злому 1943 p. выразил надежду, что и другие народы, загрожени большевизмом, окажутся в общем фронте против большевикив, - а также организация больших военных соединений (литовского и латвийского) в рамках оружия СС. Реальная оценка украинско-немецких взаимоотношений приводила к выводу, что разговора в деле создания украинской вооруженной формации можно проводить лишь в Генеральной Губернии, в частности в Галиции, где режим относительно украинцев был несравнено более легкий, чем в "Райхскомисарияти Украина". Итак, 8 марта 1943 p. я снова написал письмо к генеральному губернатору Франко с просьбой принять меры в деле создания добровольческой украинской вооруженной формации на территории Генеральной Губернии, которая вместе с немцами воевала бы против большевикив. Того самого дня отбыл я на эту тему официальную конференцию по д-ром Льозакером, президентом внутренних дел в правлении Генеральной Губернии, бывшим вицегубернатором Галиции, который понимал потребность украинско-немецкого политического сотрудничества. Для реализации проблемы украинской военной формации надо было однако найти соответствующего немецкого достойника, который взялся бы за это дело как за свое и позиция которого давала бы шансы, которые ему удастся это зреализувати. Таким человеком мог быть лишь губернатор Галиции д-р О. Вехтер, австриец по происхождению (сын австрийского генерала), способный и амбиционный человек, с влияниями в Гиммлера (был Сс-группенфюрером), который под влиянием окружения, в первой мере своего заместителя д-ра Бауера, упомянутого уже д-ра Льозакера и известного украинцам полковника А. Бизанца, а, с другой стороны, под влиянием контакта с украинскими факторами познал ошибку немецкой политики на Востоке и выработал себе взгляд, который на Востоке Европи должна иметь место сотрудничество немецкого провода с украинцами. Галиция, на его взгляд, была страной, в которой надо восстановить немецкие (австрийские) влияния, которые походят еще из второй половины XVIII в.; по его мнению, в Галиции должна быть тесное украинско-немецкое сотрудничество, а в администрации края все посты, за вийнятком высочайших, должны занять украинке

Эта региональная политика Вехтера была для нас в то время полезной, хотя Вехтер и Бауер полностью реализовать ее не могли, так как были зависимы от Берлину, а там относительно украинского дела преимущество имело направление, которое он репрезентуетесь райхскомисар Украины Ерих Кох. Свои политические потягнення Вехтер часто делал без согласия со своим шефом Франко, который, между прочим, проблем Востока не понимал и звезда которого в то время в Берлине довольно приблидла. При том Вехтер удобно пользовался из расхождений между Франко и Гиммлером.

О нуждается в организации украинских вооруженных формаций разговаривал я несколько раз загальниково и с Вехтером, и с Бауером. В марте 1943 p. Вехтер считал, что дело организации украинской военной силы на территории Галиции есть зрелой для разговоров в Берлине. Провел он их с шефом "Сс-гауптамту" Бергером, к ресорту которого принадлежали чужонациональни формации в рамках оружия СС, и с Гиммлером - и достал в марте общее согласие сделать первые шаги в деле организации военной формации из галичских украинцев.С концом марта и в первых днях апреля, когда Вехтер еще не начал переводить официальные разговоры с украинцами, его сотрудник - полковник Бизанц широко рассказывал по Льву о создании украинского войска, начинал разговора с одиночными комбатантами и просто вербовал уже людей к несуществующей украинской формации. Угрожала опасность, которая придет, по крайней мере в некоторой мере, к "дикому" созданию военных отделов из украинцев, без предыдущих разговоров с организованной украинской суспильнистю. С другой стороны, надо было взять к- внимания, которое немцам удастся сорганизовать какую-то галичскую формацию даже без согласия с украйнськимгромадянством.

В такой ситуации я ришив активно вмешаться в эти дела, 3-го апреля 1943 p. я отбыл длинный разговор с губернатором Вехтером и д-ром Бауером и поднял волю сорганизованного украинского гражданства совместно с немцами бороться против большевикив, но ривночасно предостерег, чтобы немцы не проводили в Галиции вербовочной акции к неочерченной еще военной формации без опоры на украинскую суспильнисть и без политической базы. В тот способ ведомая акция, говорил я, не может иметь поважниших успехов и ее не может поддерживать украинская суспильнисть. Следствием этих моих завваг началась длинная дискуссия, которая из очереди привела к вимини мыслей, с одного стороны между мной и Вехтером и его сотрудниками, а с другой стороны, между мной и многочисленными украинскими гражданами; очевидная вещь, Вехтер был в постоянном контакте з Берлином