ДРЕВНЕРУССКИЕ МЕТОДЫ ПРОЕКТИРОВАНИЯ

Главная - Культура - ДРЕВНЕРУССКИЕ МЕТОДЫ ПРОЕКТИРОВАНИЯ

Одним из интереснейших и наименее изученных аспектов истории архитектуры Руси-Украины XI - XII веков есть тогдашний метод проектирования. Как выглядит, этот метод давал возможность строителю обойтись без масштабных кресленикив. Ведь "проект" был неотделим от его автора, а все специальные знания оставались неприступными для других, невтаемничених участников строительства.

Единое своеобразное описание построения размеров древнерусского храма подает "Киево-Печерский патерик". Об учреждении 1073 года Успенского собора Киево-Печерской лавры в нем сказано, что план этот храм составлен за образом, чудесно представленным варягу Шимону во время бури на море: "И якоже видехомъ, величествомъ и высотою, размеривъ поясомъ темъ златымъ, 20 въ ширину и 30 въ дьлину, а 30 въ высоту, стены съ врехомь 50" (1). Мерилом был золотой пояс, сделанный Шимоновим отцом Африканом для обрамления распятия.

Поскольку других письменных свидетельств нет, то любая попытка исследовать древнерусские методы проектирования не может обойтись без определенной интерпретации этих летописных данных. Результаты последних исследований этот вопрос изложен в ряде основательных статей Николая Холостенка именно на примерах Михайловского и Успенского соборов (2), которые исследователь считал очень подобными своей архитектурой и, очевидно, произведениями одной строительной школы.

Теодолитный обмер решток открытого розкопами 1994 - 1996 лет Михайловского собора и поточнення его вертикальных размеров дало основание снова обратиться к исследованию древнерусских методов проектирования.

Здесь мы не будем затрагивать историю изучения этих методов, так как о них идеться в работах К. Афанасьева и И. Тевельова (3). Укажем только, что в этом деле очертились два принципиально разных подхода.

Соответственно первому из них, наиполнее изложенного К. Афанасьевым (4), размеры сооружений определяли с помощью геометрических построений прямо на строительной площадке. Результаты таких построений могут быть математически выраженные лишь иррациональными числами, которое исключало применение в то время любых обсчетов. Такой взгляд грунтовно скритикував И. Тевелев (5).

Другой подход, который его сформулировал Б. Рыбаков6 и развил И. Шевельов, заключается в том, что давние строители использовали ; модуль или систему модулей, благодаря чему обсчитывали проектные размеры. Эта гипотеза не достала нарази обгрунтованих возражений.

Все исследователи Успенского собора, дословно понимая летописные данные о видении образа собора Шимоной, старались определить длину мерила - золотого пояса и найти в соборе соотношения ширины, длины и высоты, которое равняло бы 20:30:50.

К. Афанасьев, проанализировав обмерные кресленики собора, выполненные И. Моргилевським перед войной, с большой точностью определил, что план сооружения построено с помощью римских футов (29,6 см), а пояс Шимона равнял четырем футам (118,4 см). Вместе с тем он предостерегал, что правильность этого вывода целиком зависит от точности обмерных кресленикив, проверить которые тогда (в 1961 г. ) было невозможно (7).

Это предостережение было целиком благоприятное Когда М. Холостенко, изучая руины сооружения в 1962-1963 годах, сделал новый обмер, оказалось, что сторона пидбанного квадрата, которая, за И. Моргилевським, равняла 7,95 г, на самом деле была 8,62-8,64 г. На основе анализа нового обмера М. Холостенко приходил к выводу, которое исходное мерило при розплавуванни собора, т.е. размер пояса Шимона, равняло половине "косой сажени" (216:2=108 см) (8). Основанием для такого вывода стало то, что внутренние размеры {плана равняли 10x15 саженив. Аллеи поскольку в летописи однозначно речь шла о внешних размерах, такая "натяжка" была кое-что вынужденной. Тем не менее точный обмер не давал других оснований использовать красивое соотношение 20:30.

Культовое назначение золотого пояса Шимона, что символизирует чистоту помыслов как один из основных принципов Нового Завещания, очень подробно рассмотрел М. Мур'янов9. Он выдвинул также предположение, что число 4, которое символизирует количество канонизированных Евангелий, позарез должны достать отображения в размере пояса Шимона. Поэтому исследователь склоняется к гипотезе К. Афанасьева (4 римские фута), не находя в предложенной М. Холостенком половине косой сажени необходимой, по его мнению, символики. К изучению обмера плана Успенского собора как к исследовательский приема вопроса М. Мур'янов не удавался. Никто из исследователей не прокомментировал и летописную высоту собора - ". . . стены съ врехомъ 50", что составляет 50:30 длины, т.е. достигает до 60 г и для древнерусского сооружения кое-что великоватая.

Перед тем как возвратить к рассмотрению давних методов проектирования, остановимся еще на двух очень важных вопросах - минимально нужном составе "проекту" и строительной точности его воплощение. Исследователи давней архитектуры, уделяя внимание большей частью архитектурно-декоративным (пропорциям, обрамлению) и сугубо технологическим (раствору, кирпичу) качествам сооружения, забывают о большой сложности (даже для современных методов обсчета) проектирование сводчатых сооружений и личную ответственность строителя за прочность здания. Укажем, что такие сугубо внешние черты сооружений, как размещение меандрових и аркатурних полос, форма лопаток и декоративных ниш, во-первых, совсем не влияют на прочность сооружений, а во-вторых, не могут представлять профессиональной тайны, так как легко подвергаются копированию.