Астрономическая наука и предусмотрения. Борьба за научное мировоззрение

Главная - Астрономия, авиация, космонавтика - Астрономическая наука и предусмотрения. Борьба за научное мировоззрение

Минует два века, наступает XIX возраст. Новая капиталистическая формация завоевывает ведущие позиции в обществе, возрастает и роль науки. Католическая церковь не может игнорировать это обстоятельство. И на І Ватіканському соборе в 1869-1870 pp. был провозглашен тезис о возможности познания бога естественным светом ума через познание современного мира. Но к тому времени это была еще не столько попытка сблизить религию с наукой, сколько отображение стремления церкви нейтрализовать атеистическое значение научных открытий, предотвратить их влияние на умы людей. Поэтому настійливо повторялось, что не следует возлагать особенно большие надежды на человеческий ум, и всячески подчеркивалось, что наука не должна вступать в разногласие с истинами веры, а лишь оказывать содействие их обгрунтуванню.

XX век с его отвесным социальным и научно-техническим прогрессом снова существенным образом изменило обстановку в мире. Авторитет религии начал падать, сфера ее влияния неуклонно уменьшалась. И это снова не могло не обозначиться на деятельности церкви, в частности на ее отношении к науке и научного прогресса.

Успехи природоведения в XX веке заставили, например, католическую церковь сделать новые шаги по пути «сближение» с наукой. Теоретической основой современного католицизма является томизм - учение христианского теолога XIII век Фомы Аквинского о гармонии между верой и знанием. Исходя из этого учения, которое твердит, что в религии и у науки якобы общий источник - божественный ум, его современные приверженцы стараются согласовать религиозную веру с научными знаниями о світ.

«Современный фидеизм совсем не отбрасывает науки,- писал в свое время Феєрбах,- он отбрасывает только «чрезмерные претензии» науки, именно, претензию на объективную истину».Католическая церковь создала в странах Западной Европы специальные астрономические обсерватории, оборудованные соответствующим оборудованием. Ученые монахи проводили многочасовые наблюдения, делали астрономические открытия. Среди них мы можем встретить имена известных астрономов. В большинстве своих высказываний эти католические ученые стремились показать, будто бы результаты исследования Вселенной не только не подрывают веры у бога, а, наоборот, подтверждают правоту религиозных поглядів.

Тем не менее надежды руководителей католической церкви не справдилися. Достижение природоведения за последние десятилетия не только не привели к идее бога, а, наоборот, убедительно свидетельствовали в пользу материального единства мира. Все попытки прямого истолкования тех или других научных результатов в религиозном духе не выдерживали и не выдерживают сколько-нибудь серьезной критики. Это обстоятельство, а также обстановка в мире, которая изменилась, заставили II Ватіканський собор, который состоялся в 1962 - 1965 pp., сделать еще один шаг навстречу науке.

Было торжественно заявлено, что церковь положительно оценивает научный прогресс и отныне не будет посягать на свободу научного исследования и самостоятельность науки.

В ноябре 1979 г. очередной глава римской католической церкви Иоанн Павел II впервые официально признал, что большой итальянский ученый Галілео Галілей несправедливо пострадал вследствие преследования со стороны церкви. Папа заявил, что инквизиция силой принудила Галілея отречься от учения Коперника.

Эта акция еще раз свидетельствует о том, что современная церковь готова пойти на любые словесные поступки, чтобы создать видимость отсутствия противоречий между религией и наукой и подтвердить возможность их «мирного сосуществования».

Истинный смысл такой тактики целиком очевидный. Если современная религия ничего не может противопоставить научным данным в сущности, если она не в силе бороться с наукой прямо и непосредственно, то следует изобразить дело так, будто научная деятельность данная от бога и потому не только не противоречит религии, а и с необходимостью должны приводить к богу.

Что же к обгрунтування религиозных представлений с помощью научных данных, то, поскольку прямые «научные доведения» существование бога оказываются малопереконли-вими и без особых трудностей опровергаются из научных позиций, католические теологи начали искать другие пути и возможности.

Так, неотомісти были вынужденные если и не полностью отказаться от тезиса, за которым природоведение должно доказывать существование бога, то по крайней мере значительно ее смягчить.

В модернизованном виде она звучит приблизительно так: необходимость веры у бытия бога должна оказываться через осмысление пробелов в научном познании и сопоставление разных научных даних.