Украина глазами Запада в XI-XVIII ст.

Главная - Украиноведение - Украина глазами Запада в XI-XVIII ст.

Украинско-западноевропейские отношения в разных сферах, от экономической до духовной, имеют длинную и сложную историю, которая достигает в глубину возрастов. Их основания были заложены во времена Киевской Движении, которой вообще принадлежит основоположная роль в исторической жизни украинского народа, включая и его межнациональные общения. Как етнокультурна реальность, Киевская Русь возникшая на перекрестке цивилизаций между Западом и Востоком, Византией и скандинавским Севером: в этом своеобразность ее исторического бытия и ее культуры. Нельзя преуменьшать роль и значение Востока в жизни Киевской Движении, в том числе и в развитии древнерусской культуры. И целиком бесспорным есть то, что в XI-XII ст., после принятия христианства, Русь окончательно определилась как европейская страна с превалюючими европейскими ориентациями, в частности политическими и культурными

Правда, она находилась в тесных связях прежде всего с Византией и южными славянами, но это тоже была тогдашняя Европа, в частности в культурно-историческом отношении. Больше того, Византии принадлежала тогда особая роль в развитии европейской цивилизации и культуры. Но прежде чем приступить к нашей непосредственной теме, необходимо определиться в принципиально важном вопросе отношения Украины и украинской истории к Киевской Движении и ее истории. По этому вопросу, сложного не столько самого по себе, сколько умышленно запутанного, существуют разные взгляды, которые, в конце концов, сходят до трех основных етнополитичних концепций. Первая из них была созданная русскими государственно-политическими кругами и историками, и основывается она на идее "единого русского народа", что включает три его ветви -великорусскую, малоруську и белорусскую, и единой русской государственности. Эта концепция, за сутью своей великодержавно-имперская, начала составляться еще в XV-XVI ст. с подъемом Большого княжества Московского, которое провозгласило себя прямым наследником Киевского государства и объединителем "всех земель русских", что на столетие стало политической программой русских самодержцев. Как научно-историческая концепция, эта схема государственно-политического развития восточного славянства была окончательно оформленная М. М. Карамзиним в его "Истории государства Русской" и была принята русской историографией XIX ст. Вместе с тем она фактически стала официальной исторической доктриной Русской империи и оставалась в этом статусе вплоть до падения последней 1917 года. За благоприятным замечанием П. М. Милюкова, в основе этой схемы лежит заимствованная у московских книгочеев XV-XVI ст. "гениалогическая идея московской династии" (523,И, с. 17). Следует указать, что спротив истории, очевидность етнокультурной самобытности украинского народа заставляли русских историков вносить определенные коррективы в данную концепцию, искать дополнительную аргументацию

Так, М. П. Погодин выдвинул гипотезу, за которой население Киевской земли к монгольскому нашествию было, так сказать, "великорусским", нашествие заставило его податься к Северо-Восточной Движении, а оставленные земли заселили выходцы из западнославянских земель, от которых и пошли малороси. Позднее Погодин изменил, как иронизировал М. Драгоманов, "этот наиболее сепаратистский взгляд", но остался при мысли, которая "племя великорусское и малоруське настолько различаются своими характерами, которое допустить появление этого отличия лишь после татар нет никакой возможности. И племена, и языка давниши от татар", т.е. от монголо-татарского нашествия (524,1, с. 367). Русские историки конца XIX - начала XX ст., как указал Д. Д. Дорошенко, "ощутили неудобство этой схемы; например, в курсе проф. Платонова, а еще выразительнее в проф. Ключевського встречаем обособление киевского периода, как начального и общего для всего востока Европы, а потом уже идут специальные разделы о формировании великорусского племени. Но дальше изложение идет в них по обычной старой схеме: история московского царства и петербургской империи, с эпизодичными упоминаниями об украинцах и белорусах" (523,1, с. 17). Крах Русской империи и появление СССР, где интернационализм было провозглашено краеугольным камнем идеологии и государственной политики, сделали невозможным существования охарактеризованной великодержавной доктрины. Возникшая необходимость ее просмотра, и так в советской науке появилась и со временем воцарилась компромиссная концепция Киевской Движении уже не как начального этапа истории единого русского народа, а как "общей колыбели" трех восточнославянских народов. Суть этой концепции в том, что в домонгольський период якобы существовало единое древнерусское государство и единая древнерусская народности, а разделилась она на три народа вследствие действия внешних сил, татаро-монгольского и литовско-польского завоеваний.Итак, появление трех восточнославянских народов мотивируется в ней неблагоприятными внешнеполитическими обстоятельствами, внутренние факторы в надлежащей мере не берутся к вниманию, которое уже делает ее малоубедительной с научной точки зрения. На самом деле же восточнославянский мир Х-хиист. представлял собой объединение племен и племенних союзов под превосходством Киева, далекое от того, чтобы слиться в одну народности. Как государственное образование Киевская Русь держалась на военной силе больших князив, в вассальной зависимости от которых находились местные князья. Рисковано твердить, что в пределах этого государственного образования шло к формированию единой народностей, факты свидетельствуют о другом, о росте в нем не интеграционных, а дезинтеграционных процессов. Или не наиактивнее происходил этот процесс в Хи-хииист. в Северо-Восточной Движении, в Ростово-Суздальському, а дальше Большому Владимирскому княжествах, где формировалась русская народности. В ХИИ-ХШ ст. на Движении возникли местные государственно-политические образования, лишь номинальное зависимые от Киева, которое ускоряло формирование восточнославянских народностей. С етноисторичного точки зрения это были имманентные процессы, которые начались задолго к татаро-монгольскому нашествию и продлевались после нее. Аналогичные процессы происходили и в языке схиднослов'янськихплемен.

Как показал О. О. Шахматов в своей последний большой работе, распад восточных славян на племена со своими диалектами состоялся еще в VII-VIIIc., а в IX ст. создаются три группы этих племен - южная, северная и западная и разворачивается формирование трех восточнославянских народностей и их языков (752). Эти выкладки находят подтверждение и в новейших лингвистических исследованиях, в частности в работах А. Железняка, которые показывают, что в домонгольський период существовали такие же значительные отличия в языке Южной и Северной Движении, как и в пислямонгольський период, в ХИП-XIV ст.(535). Следует здесь сказать и о том, что со временем "общая колыбель" становилась все более более тесной для "старшего брата", и он начал все более енергийнише завладевать ею, вытесняя "младших братьев". Такого вида, по крайней мере, начало набирать это сожительство братьев в советской русской науке, особенно последних десятилетий. Например, в монографии акад. Д. Лихачова "Развитие русской литературы X-XVII веков" литература Киевской Движении трактуется исключительно как первый этап развития русской литературы, обозначенный доминированиям "монументального стиля", об украинской и белорусской литературах здесь ни разу даже не упоминается (601). Третья концепция, которую можно назвать национально-украинской, была разработанная и обоснованная М. Грушевским, но своим корням она идет в глубину возрастов. Собственно, свое начало она берет у киевских летописцев ХИ-ХИИ ст., в той же "Повести временных лет", где относится вопрос "откуда пошла есть руськая земля" и дается на него ответ: пошла она из Киева, из среднего Приднепровья, здесь было заложенное Киевское государство, которое в Х-ХИ ст. распространила свою власть на все восточнославянские племена