УКРАИНСКО-РУССКАЯ ЭТНИЧЕСКАЯ ГРАНИЦА И СОВРЕМЕННЫЕ ГРАНИЦЫ И ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ ПРЕТЕНЗИИ

Главная - Украиноведение - УКРАИНСКО-РУССКАЯ ЭТНИЧЕСКАЯ ГРАНИЦА И СОВРЕМЕННЫЕ ГРАНИЦЫ И ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ ПРЕТЕНЗИИ

Восточная Слобожанщина, Наддиння и Кубань в XX веке

Из всего вышеупомянутого можно сделать вывод, который вдоль ХУИИ-ХИХ веков на востоке и юго-восток украинской этнической территории сформировался довольно большой массив, который охватывал полностью земли Харьковской, частично Курской, Воронежской, Черноморской, Ставропольской губерний, а также Кубанской и Динськой областей

Третьим универсалом Центрального Совета 20 ноября 1917 года было провозглашено Украинскую Народную Республику, в состав ее вошла, в частности и Харьковская губерния. Относительно других земель, заселенных украинцами, то законом от 29 ноября того же года было предусмотрено провести выборы в Украинское Учредительное Собрание, между прочим, в уездах Путивльському, Грайворонському и Новооскильському Курской губернии и Острогозькому, Бирюцькому, Валуйському и Богучарському Воронежской губернии

Правительство П.Скоропадского, который 29 апреля 1918 года пришел на смену Центральной Раде, приобщил к Украинскому Государству, кроме вышеупомянутых уездов, еще и Рыльский, Суджанський, Белгородский и Корочанський уезды Курщини. Но эта граница происнувавнедовго.

Дело присоединения к Украине Кубани, как и Крыма и Бессарабии, разбиралась гетманским правительством, но не была реализованная.Украинская Социалистическая Советская Республика также не смогла распространить свою юрисдикцию на восточные и юго-восточные земли, заселенные украинцами. Наоборот, вследствие просмотра границ в 1923-1924 годах Украина потеряла Таганризьку округа и сопредельные с ней земли, достав навзамин часть Путивльського уезда и еще некоторые небольшие территории. На протяжении 1919-1924 лет к России отошли территории с населением 478 тысяч, а к УСРР перешла территория с населением 278 тысяч человек. Вообще вне границ Украины остались территории, где жили компактным ареалом рядом с восточными границами УСРР более как 3 миллиона украинской людности

В первой четверти XX столетия очертилась тенденция к сокращению удельного веса украинцев на заселенных преимущественно украинской людностью сопредельных с УСРР землях, которые входили в состав РСФРР (теперь это территории Белгородской. Воронежской, Курской, Ростовской областей и Краснодарского и Ставропольского краев РРФСР). Так, перепись 1926 года отметила небольшой рост абсолютного числа украинцев Воронежской и Курской губерний сравнительно с переписью 1897 года, но частица их в общем количестве населения снизилась соответственно на 3% и 3,4 %29.

В следующие года спадал удельный вес украинцев в общей численности населения близлежащих к Украине регионов РРФСР, хотя до тех пор они были здесь подавляющим большинством

Переписи 1959 и 1970 лет показали, что процесс винародовлення украинской людности достиг в этих краях очень глубоко и практически стал необратимым. Так, в Воронежской области, по данным переписи 1959 года, россияне составляли 90,9% всего сельского населения, а украинцы - только 8,7%. За С лет, с 1926 по 1959 год, удельный вес украинцев здесь снизился почти в 4 раза. Тенденция к снижению частицы украинской людности среди всего население особенно проявилась на Билгородщини и Курщини. В районах, где раньше были целые украинские поселения, украинцами теперь называют себя лишь по килькадесятчоловик.

Не менее печальную картину можно наблюдать на Доне и Кубани. За переписью 1926 года на Северном Кавказе, головно на Кубани, насчитывалось 3 миллиона 107 тысяч украинцев, а в 1959 году их было всего 170 тысяч. За переписью 1979 года частица украинцев представляла: в Краснодарском крае - 3,6%, в Ростовской области - 3,8% (для сравнения: 1897 года наиболее низкий процент украинцев на Кубани был в Лабинському отделе - 19,8%, высочайший - в Ейскому и Темрюцькому - соответственно 80,1% и 79,1%; территории всех трех отделов теперь входят в Краснодарский край).

Уровень национального сознания потомков украинских пересельцив на Билгородщини наглядно демонстрируют такие их высказывания, которая их приводит этнограф Л.Чижикова: „мы хохлами азывались, а фактически мы русские, потому что живем на территории РСФСР. По-украински читать мы не можем, так как в школе учили русский язык. Когда по телевизору идет харьковская программа на украинском языке (Харьков совсем рядом, за несколько десятков километров. - Ю.Л.), мы многих слов не понимаем" (житель с.Березивки, 1890 г.н.). Или же: „теперь все называют себя русскими, и я считаю себя русским. Родился в Курской губернии, через 15 км - хутор Казачок Харьковской области, там - украинцы. Точнее мы - переверты, не знаем хорошо ни русского, ни украинского языка" (житель того самого села, 1910 г.н.).

Такие печальные реалии принуждают сделать определенные выводы. Регионы, заселенные и освоенные украинцами, остались практически изолированными от Украины и стали будто полигоном для сотворения „новой общности - советского народа", где в течение исторически короткого времени позбавлено национальных черт миллионы украинцев. На территории, которые равняется почти 1/5 площади настоящего Украинского государства, после грубой ликвидации там на 30-начала х лет зародышей украинской печати и шкильництва практически замерла украинская жизнь. Ныне большей частью только украинские фамилии и названия поселений напоминают, что там когда-то тоже была Украина. И кто знает, или выдвигали бы территориальные требования к нам наши соседи, стараясь, скажем, оторвать от Украины Харьковщину или Донбасс, если бы на сопредельных территориях Билгородщини или Кубани жив сознательный своего украинского происхождения люд