Биография ИСААКА МАЗЕПЫ - политического деятеля УНР

Главная - Украиноведение - Биография ИСААКА МАЗЕПЫ - политического деятеля УНР

Известный политический деятель УНР Исаак Прохорович Мазепа родился 16 августа 1884 года в селе Костобобри Новгород-Северского уезда на Черниговщине в семье земледельцев. Отец Исаака Прохоровича был трудолюбивым хозяином-земледельцем, который имел крепкое здоровье и прожил длинную жизнь - 80 лет. Старший его брат - Карп - остался с отцом на хозяйстве. Младший брат, Каленик, эмигрировал в Америку еще перед Первой мировой войной, к этому его принудила царская муштра в войске. Были у Мазепы сестры и еще один младший брат, который был юристом, но судьба их неизвестная

Поскольку Прохор Мазепа уважал науку, то отдал своего сына Исаака к Духовной школе в Новгороде-Северском. Как упоминал со временем известный украинский художник Алексей Грищенко, во время вступления в учебное заведение с Мазепой произошел курьезный случай. Когда инспектор спросил у него, или он временами не потомок Мазепы, то Исаак отрубил: «Извините, Вы ошибаетесь, гетман Мазепа не имел потомкив» [1]. Жил школьник Исаак Мазепа на частной квартире. Отец платил за помещение и питание. На пищу ему роптать не приходилось, но хозяин очень экономил керосин на освещение, поэтому разрешал школьникам пользоваться лампами наименьшей мощности. Как следствие, у Мазепы развила близорукость и он должен был носить очки

Как писал позднее уже упоминавшийся Грищенко, Мазепа был вторым за своими успехами в обучении, а в французском языке - наилучшим [2]. Но товарищи не давали ему покоя через его историческую фамилию. Когда ученые Духовной школы проходили мимо церковь в Новгороде-Северском, то дразнили малого Исаака: «Смотри, Мазепа, это твоя церковь». «Возможно, эта насмешка повлияла на создание характера Исаака Мазепы: в его характере и поведению была политическая здержливисть, замкнутость, определенного рода недовирчивисть. Не любил он того, что носит название - раскрывать душу» [3]. Еще одной особенностью, которая выделяла Исаака Мазепу, был его диалект, которым говорят на украинско-белорусскому покордонни. До конца своей жизни он говорил «не», а не «не». Не смог, а может и не хотел, овладеть русское литературное произношение

После окончания Духовной школы вступил в Духовную семинарию в Чернигове. Здесь он познакомился с произведениями теоретиков социализма - К.Маркса, Ф.Енгельса, К.Каутського, за что получил среди товарищей репутацию социал-демократа. Поэтому й не удивительно, что национальное сознание в нем пробудила не Шевченкова поэзия, а книги политического и экономического содержания, например, работы киевского профессора Яснопольського. Яснопольський исследовал финансы Русской империи и показал, что Украина была для России «дойной коровой». К сожалению, никаких приятных воспоминаний об обучении в Чернигове у Мазепы не осталось. Духовная семинария, которая готовила не так пастырей душ человеческих, как слуг царского режима, отвернула молодого Мазепу от мысли стать священником. Он не захотел заканчивать богословские классы в семинарии, которые давали право на пастырскую деятельность, а начал готовиться ко вступлению в университет на факультет естественных наук [4].

Высшим среднего роста, сосредоточенным, в очках, с черными бровями и «каштановыми» казацкими усами, с серыми глазами, которые он часто закрывал во время разговора, таким увидели студента Мазепу его коллеги осенью 1904 года на факультете естественных наук Санкт-Петербурзького императорского университета [5]. Но в Петербурге Мазепе пришлось бороться уже не с церковной схоластикой, а с материальной бедностью. Правда, на помощь пришло Общество помощи студентам из Украины, которое заплатило за его обучение в университете. Кроме того, оно предоставило определенные средства на прожиток. Но этих денег все одно не хватало на проживание в столичном городе, поэтому Мазепа вынужденный был давать «уроки» детям зажиточных родителей, которые учили в гимназиях. Из этих «репетиций» он и жил

Еще будучи студентом, в 1905 году Мазепа стал членом УСДРП в Петербурге. Тогда он близко сошелся с Николаем Поршем, Симоном Петлюрой и другими известными украинскими деятелями. Поскольку в Петербурге он был одним из наиболее активных членов партии, то в 1907 году его послали на нелегальный съезд УСДРП в Киев как делегата Петербургской организации. Там И.Мазепа получил от ЦК партии доверенности - проводить организационно-агитационную работу на Полтавщине среди рабочих и крестьян. И занимался он этой работой недолго, так как в скором времени полиция вышла на след «подстрекателей». Исаакови угрожал арест, но от ареста его спасла предусмотрительность: он действовал под псевдонимом. Увидев, что дальше оставаться в Украине опасно, он снова возвратил на обучение к Петербургскому университету. В Петербурге он встретил студентку Медицинского института Наталию Сингалевич, дочь священника из Подолье, и вступил в брак с ней. После окончания в 1910 году университета, он в 1911 году петербургским Министерством хлебопашества был откомандирован к Австрии, Германии, Дании и Швеции. Чтобы не попасть в руки жандармов за революционную деятельность, Мазепа решил не рисковать и не возвращать на Украину.В 1912-1914 годах он работает при Нижегородском губерниальному земстве. Лишь после начала Первой мировой войны Мазепа смог переехать на Украину: в Катеринославську губернию. Здесь он работал как агроном губерниального земства в учреждении для снабжения армии. И вдобавок эта служба гарантировала Мазепу от призовую до войска. Продолжая политическую борьбу, Исаак выступал на крестьянских съездах и вечах, поддерживая требования национально-территориальной автономии Украины. После освобождения в апреле 1918 г. Екатеринослава от большевиков, в городе было было создано Губерниальну Революционный Совет, который возглавил И.Мазепа. Однако просуществовать долго этому учреждению не судилось. Администрация гетмана П.Скоропадского в Екатеринославе была, с одной стороны, напуганная поражениями немецкого и австро-венгерского войска, а из другого, боялась украинского вооруженного движения в самом городе. Катеринославський староста Черников обратился к репрессиям: в октябре 1918 года Мазепу арестовали, но Исаак Прохорович состоялся лишь испугом, поскольку в неуверенной ситуации, которая сложилась, Государственная стража не решилась укоротить ему возраста, и в скором времени выпустила его на волю [6].