АДАМ КИСЕЛЬ - киевский воевода и дипломат 17 столетие

Главная - Украиноведение - АДАМ КИСЕЛЬ - киевский воевода и дипломат 17 столетие

Родился 1600 г. в с. Низкиннчах (ныне Владимира-Волынского р-на Волынской обл.) в семье потомственных волинян, православных шляхтичей Григория Гнивошовича Киселя-Низкиницького и Весы Иваницькой. Однако далекие предки Киселей впервые фиксируются не на Волыни, а на Киевщине. Одной из лиц рода, упоминавшихся под 1456 г., есть Лазарь Браевич, владелец Норинська под Овручем и Ивници под Житомиром, слуга киевского князя Семена Олельковича. Звучание патрониму - Браевич - наталкивает на мысль о возможных тюркских корнях, которые не были бы для Киевской вемли странным, поскольку немалая часть здешнего боярства происходила от виходцив со Степи. Волынская ветвь рода начата каким-то Олехном (Александром) Киселем, который принимал участие в феодальных 40-войнах х гг. XV cт. Состоящий в браке был Олехно на киевской девушке Немяричивни, что дополнительно подтверждает предположение о киевских истоках рода. Основой землевладения Киселей на Волыни .постоянная выслуга упомянутого Олехна, которую он получил от князя Свидригайла ориентировочно в середине XV ст.

Общепризнанный статус Киселей в течение XVI ст. - это учтивая середньозаможна шляхта Западной Волыни, надежная в службах и испытанная в войне. Так, прадед Адама Киселя Тихно Никитович продолжительное время был владимирским замковым судьей; дед отметился как смелый воин, ротмистр волынской гусарской хоругви, который погиб во время Ливонськой войны. Григорий Гнивошович, отец Адама, замолоду тоже возглавлял хоругвь гусар, воюя в лавах войска Вещи Посполитой во время российской-польско-русской войны 1577-1582 гг., а со временем, на протяжении 1593-1609 гг., обнимал у себя в уезде выборную должность владимирского земского пидсудка, т.е. был помичникомсудди.

Около 1610 . Адатя Кисель 10-пожилым мальчиком покинул родительский дом, отправившись, как тогда говорилось, «на науки». Впрочем ехать пришлось недалеко. В 1593 г. в Замости (ныне - на территории Польши), т.е. приблизительно в 80 км от Низкиничив, коштом коронного канцлера Яна Замойського, владельца Замостя, была основана академия, ориентированная на распространение образования среди шляхты и горожан Движении и соседней Мазовий. Особый акцент на изучении права притягивал сюда неимущую молодежь, которая надеялась, получив юридическое образование, обеспечить себе средства для прожитка. В отличие от Краковской, Замойська академия отмечалась демократическим составом учеников, среди которых было много мещан и безземельной шляхты, хотя случались и деть из элитарных родин. В частности, именно здесь учились Якуб Собеський, Ян Жолкевський, Николай Остроруг, Николай Потоцький и, в конце концов, сын основателя Академии Томаш. Адам Кисель, собственно, учил с ним почти одновременно: Замойський-молодший завершил студии в 1614, а Кисель - перед 1617 г. Школьное приятельство сыграло со временем заметную роль в блестящей карьере мальчика со старинной и чтимой, но не весьма заметной волынской семьи

Восхождение вверх Адама Кйселя, конечно, не было таким молниевым, как карьера его товарища студенческих лет (тот в 1618 г. уже стал киевским воеводой, в 1629 г. - пидканцлером, а с 1635 г. - коронным канцлером). Подобно большинства юношей в свое время, Адам сразу со школьной лавы подался к войску. В частности, в 1620 г. он принял участие в несчастливой для польской армии битве при Цецорою, в 1621 г. - отметился личной храбростью под Хотином, в 1626 г. - в прусський экспедиции, дослужившись в конце концов к званию королевского ротмистра (1632).

Приблизительно тогда же под знаком протекции Томаша Замойського намечают и первые ступени его политической карьеры. На протяжении 1622, 1628 и 1629 гг. Адам как королевский представитель выезжает на сеймиков к Луцку и Житомиру и на православный синод к Киеву, а в 1630 и 1632 гг. уже самая шляхта Волынского воеводства избирает его своим послом на генеральный сейм Вещи Посполитой.

Отрекшись 1632 г. унии, к которой до тех пор принадлежал. Кисель на сейме того же года впервые красноречиво обороняет интересы православных, чем получил себе популярность среди земляков. Твердая личная позиция, а также удачные выступления на сеймах 1635-1640 гг. быстро выдвинули его на роль светского протектора и оборонца интересов православных. Благодаря личным симпатиям новоизбранного 1632 г. короля Владислава IV Кисель тогда же получает поочередно ряд высоких рядовых должностей, которые открыли ему путь к сенату: с 1633 г. его утверждено черниговским пидкоморием, с 1646 г. - киевским каштеляном, с 1648 г. - брацлавським воеводой и, в конце концов, из осени 1649 г. -киевским воеводой. Дополнительным толчком быстрого подъема стали дипломатические услуги, которые Кисель сумел удачно соединить с членством в комиссии 1634-1635 гг. по решению польско-русских пограничных споров на Чернигово-Сивершини.Не менее стремительно множились и имения нового государственного сановника. Скромному собственнику единого наследственного села Низкиничив, которым мы видим Киселя в 20-х гг. XVII ст., в конце жизнь принадлежала 65 населенных пунктов, в том числе 37 на Волыни, 18 - на Киевщине, 7 - на Чернигово-Сиверщини, 3 - в Галиции, а годовая прибыль магната-скоробагатька обсчитывалась в 150 тыс. золотых. Источником приумножения земельных владений стали, с одной стороны, королевские пожалованья, а со второго, чуть ли не большего, - скупка земель и экономное хозяйствование

С изменением общественного и имущественного статуса испытал изменений и родовой герб впливого господина. Вместо старого родового печатного знака (крест, расщепленный снизу на три видноги) , Адам Кисель, а за ним и его родственники и потомки начинают употреблять герба, который получил название «Палатка, или Свентольдич» с изображением белой палатки на красном поле с крестом и двумя звездами над копулою. Этот герб, как твердят тогдашние геральдисти, предок Киселей «рыцарь Свентольдич» получил буцимто около 1054 . от князя Киевского. Согласно гениалогической легенде Кисели получили свое прозвище от знаменитого летописного эпизода 897 г., что описывает осаду печенегами Билгорода. Его сообразительные жители призвали наивных посланцев противника в город и показали им колодец, наполненный киселем (что на самом деле был налит в кадку, которая стояла на дне). Те же, как пишет летописец, «подивишася и вот града всвояси идоша». Инициатором остроумной выдумки, согласно гениалогической легенде Киселей, в самый раз и был Свентольдич, «гетман войска русского», который получил после упомянутого эпизода прозвище «Кисель». В этой легенде заслуживает внимания тот факт, которая даже чистая фикция привязывает Киселей к Киевской земле, а не к Волыни, и это, без сомнения, служит еще одним доказательством киевских корней рода