КАЗАЦКАЯ УКРАИНА - ПРЯМОЙ ПОТОМОК УКРАЙНИ-РУСИ

Главная - Украиноведение - КАЗАЦКАЯ УКРАИНА - ПРЯМОЙ ПОТОМОК УКРАЙНИ-РУСИ

Советская историография, продолжая традиции официальной истории Советской империи, всячески делала ударение на оторванности казацкой Украины от Киевской Движении. Мощным инструментом членения истории украинского средневековья в послевоенное время стала неоимперська концепция древнерусской народностей, которой именно исполнилось 50 лет1. Ее сторонники твердят, что творцами Киевской Движении были не украинцы на древнерусском этапе исторического развития, как считали М.Костомаров, М.Грушевский, В.Ключевський, М.Покровский, О.Пресняков и др., а отдельный древнерусский этнос. Лицемерно декларируя, что последний был «общей колыбелью трех братских народов», советские идеологи великодержавности начинали русскую историю из его зарождение во время формирования Киевской Движении, а украинскую и белорусскую - лишь после падения последней от монгольского нашествия в ХИИИ ст. С момента декларирования концепции «общей колыбели» как символа единства славянского ядра советской империи, историки Москвы, Ленинграда, Киева начали взапуски удлинять ее жизнь. Древнерусская народности уничтожала украинскую историю как гангрена здоровое тело, постепенно отодвигая ее начала в позднее средневековье. Ни один классик украинской и русской науки до 1948 г. даже не подозревал о существовании такого этноса в Киевской Движении, а ее творцами считались давньоукрайнци. Эта сформулированная М. Грушевским 1904 г. научно обгрунтована версия истории восточных славян без любой аргументации была из благословения идеологов ЦК КПСС концепцией древнерусской народностей2. Ее «открыватель» В.В.Мавродин считал, что распад древнерусской народностей на русскую, украинскую и белорусскую ветви начался за сутки феодальной раздробленности и завершился под ударами татар в ХИИИ ст. Сразу же обнаружились такие пылкие сторонники «общей древнерусской колыбели», что увидели даже в распаде Киевской Движении на отдельные княжества неудержимое желание князей объединиться в «общерусском единстве»3. И так всем им этого хотелось, что «объединители» даже поссорились между собой, так как каждый боролся за «свой вариант единства русской земли». Угроза монгольского нашествия якобы еще больше консолидировала единый древнерусский народ4, мечта которого об «воссоединение в едином государстве» начала воплощаться после возникновения Московского княжества. Такая своеобразная марксистская диалектика в интерпретации прошлого, за которой в явных симптомах распада усматривают противоположное, привела советскую историческую науку к парадоксальным выводам.Несмотря на очевидные всем центробежные этнические, языковые, политические процессы на Движении ХИИ - ХV ст., древнерусское этническое единство только крепнула. А потому она якобы существовала и в помонгольський время, закономерно породив Московское централизованное государство. Весомый вклад у укорочение украинской истории внесли и некоторые украинские советские историки. Кое-кто из них пошел даже дальше своих московских коллег, твердя, что восточные славяне «...считали себя единым русским народом и в конце XVI ст., и в XVII ст. Поэтому так охотно и радостно восприняли воссоединение и на Украине, и в России»5. Такая себе, по выражению Екатерины ИИ, «мало-российская самоотверженность», отказ от собственной истории на угождение «старшему брату». Хотя, что таке утверждение абсурдное за своей сутью, так как возражает очевидное - существование украинского и русского этносов даже во времена Богдана Хмельницкого и Алексея Михайловича Романова. Настоящая имперская суть концепции «общей колыбели» проявилась в последние годы существования СССР. Так, на 1500-праздновании риччя Киева русские историки прямо заявили, что «русское централизованное государство выступает спадкоемницею древнерусской»6. А вице-президент Академии наук СССР П.Н.Федосеев7 в украинском издании расставил все точки над «и» в многовековом споре «южан и северян»8 относительно настоящего наследника Киевской Движении: «социально-политическое наследство Киевской Движении была перебранная Большой Россией, которое было значительным шагом вперед в развитии и становлении будущей централизации». Так позорный интернационализм доктрины, которая проголо-шувала равенство прав всех восточных славян на их «общую древнерусскую колыбель», оказался лицемерным обманом для легковерных «младших братьев». Символом победы неоимперських тенденций в советской истории восточного славянства было празднование 1988 1000-года риччя крещения Движении не в Киеве, а в Москве. Хотя, что во время крещения киевлян на этнической родине россиян Верхней Волге не существовало не только Москвы, а и любого славянского населения, которое можно было бы ассоциировать с праросиянами. Так «старший брат» выбросил с «общей древнерусской колыбели» младших, и заставил их послушных историков начинать собственную историю из позднего средневековья. Однако последние не очень и сопротивлялись. К тому времени, как уже упоминалось, взгляды украинских академических историков по известным причинам не грешили лишним патриотизмом9. Не без их помощи жизни мифической древнерусской народностей было продолжено еще на пять столетий вплоть до Переяславськой совета, а начала украинской истории без лишних церемоний присвоенные соседями. Таким образом, если век тома М.Грушевский с единомышленниками отстоял от имперских посягательств древнерусскую страницу украинской истории, то вместе с потерей государственности в начале ХХ ст. киеворуська наследство украинцев снова было перебрано имперским этносом. Произошло это в послевоенное время в ходе очередной трансформации русского имперского мифа в неоимперську концепцию «общей древнерусской колыбели восточных славян». После распада Советского Союза, который за М.Бердяевым был Русской империей на большевистском этапе, перед украинской исторической наукой явилась первоочередная задача возвращения права на историческое наследство Киевской Движении прямым потомкам ее державотворчого этноса украинцам. Другими словами, украинские историки снова, как и 150 лет тому, оказались перед необходимостью очистить настоящую историю восточного славянства от имперского обмана. Как и во времена М.Костомарова, они вынужденные вкотре доказывать очевидное, что украинство - явление старинное, а казацкая

Украина хотя и яркий, но не первый его историческое проявление, как это фактически вытекает из официальной советской концепции истории восточного славянства. Ведь истоки етновизначальних признаков украинцев казацких пор прослеживаются в предыдущем княжеском периоде их истории. Такая генетическая связь хорошо прослеживается и в околицах материальной (домостроение, церковная архтектура, народная одежда) и духовной (фольклор, ментальнисть) культур, языка, литературы, исторического сознания, в антропологическом типе населения и т.п.. Традиционная народная культура казацкой Украины является органическим продолжением материальной культуры южных русичив. Так, народное домостроение XVII - XIX ст. по данным археологии генетически связано с домостроением Южной Движении. Казацкое бароко в архитектуре является синтезом барочных традиций Мероприятия по давними местными традициями церковного строительства Х - ХИИИ ст.ст. Представление об отличном от традиционную украинской древнерусская одежду сложились на основании иконографических изображений русской аристократии. Последняя одевалась за интернациональной для всей средневековой Европы модой, законодателями которой были Рифм и Константинополь. Украинская национальная одежда по данным этнографических исследований своим корням связанный с одеждой отдельных пивденноруських летописных племен. В народном костюме Южной Движении уже выразительно прослеживаются специфические особенности украинской традиционной одежды10.Погребение женщины в традиционном украинском строе (длинная вышитая рубашка специфического кроя, плахта, крайка, очипок) исследовано археологами возле варяжского центра г.Бирки в Южной Швеции. Шведские ученые датируют его Х ст. и считают погребением славянской рабыни, пленной во время похода варягов на Русь11. По мнению специалистов-этнографов костюм похороненной аналогичный одежде украинок Среднего Поднепровья. Богатый украинский фольклор (народные песни, казацкие думы, поверье, сказки, легенды, щедривки, колядки, обычае и т.п.), а также прикладное искусство (вышивка, резьба по дереву, писанки, настенная роспись и т.п.) в значительной мере определяют этническое лицо украинцев. Учитывая архаическую, дохристианскую семантику, все эти народные традиции пизньосередньовична Украина достала в наследство от Киевской Движении и даже из более давних языческих времен. Важным етновизначальним элементом любого этноса является язык. Благодаря многолетним исследованиям О.Потебни, А.Крымского, Ю.Шевельова12, О.Тараненка, Г.Пивторака13, В.Нимчука и многих других украинских лингвистов, имеем все основания твердить, что княжеские Киев, Галич, Чернигов говорили украинской на древнерусском этапе ее развития. На мысль А.Крымского, «язык Приднепровья и Красной Движении ХИ возраста - это целиком рельефная, вероятно обозначенная, ярко индивидуальная единица: и в ней аж весьма легко и выразительно можно познать прямого предка современного украинского языка, так как она же имеет уже в себе огромную часть сегодняшних особенностей»14. Казачество как феномен - есть одним из найсуттевиших факторов, который повлиял на формирование украинского народа. Собственно казаки построили другу украинское государство - Гетманщину.Однако казачество не является специфическим явлением ограниченного поздним средневековьем периода украинской истории. Оно закономерно рождено своеобразным геополитическим местом Украины на карте Европы. Расположенная на рубеже европейской цивилизации и агрессивной Степи, Украина на протяжении своей истории продукувала слой воинов-защитников, которая постоянно влияла на характер, ментальнисть, культуру наций15. Этот слой существовал уже в первом украинском государстве - Движении. Вспомните богатырские заставы на степному порубижжи, витязей из былинок киевского цикла, героическую борьбу со Степью русских князей. Ватаги бродникив и берладникив ХИИ - ХИИИ ст.ст. кроме ухидництва и торговли воевали со степняками. Культурный комплекс украинского казачества содержит много архаических элементов, которые генетически связывают его с княжеской дружиной. Маются на внимании родственный принцип формирования ватаг, рыцарский кодекс поведения, очень архаические культы коня, меча-сабли, воина-зверя, красной китайки, специфические внешние черты (селедка, уса, традиция бритья бороды и т.п.). Большинство этих параллелей объясняется тем, что военная культура европейских народов, в т.ч. средневекового рыцарства, формировалась на очень давнем общеиндоевропейском культурном фундаменте16. Неотъемлемым элементом последнего являются певцы военной славы, которые присущий как западно-европейскому рыцарству (барды, скальды, труверы и т.п.), так и украинскому казачеству (кобзаре). Непосредственный предшественник кобзарей позднего средневековья дружинный певец Боян, «что свои вещие персты на живий струны накладывал, - они уже самые князю славу рокотали». Казацкие думы имеют прямые аналогии за структурой, формой, содержанием, образами как в рыцарских эпосах Западной Европы и богатырь- ських былинках киевского цикла, так и в дружинном эпосе «Слово о полке Игоревом», который не случайно зовут первой казацкой думой. Кроме того, на мысль Г.Пивторака, почти половина лексики древнерусского эпоса - это достояние древнеукраинских диалектов ХИИ ст.17. Итак, казачество и кобзарство репрезентуют собой своеобразное украинское проявление общеевропейских рыцарских традиций на пизньосередньовичному этапе развития. Они продолжали военные традиции предыдущего этапа украинской истории, а именно дружинные обычаи Х - ХИ ст.ст. Н.Яковенко убедительно показала как мелкая украинская шляхта Волыни ХИ - XVI ст.ст. после Люблянской унии 1569 г. оказалась на социальном маргинеси Польского государства. Она и возглавила только что родившееся казачество Поднепровья, принесши в его среду державотворчи традиции и военную ментальнисть боярско-дружинного слоя Киевской Движении. Украинский дух «Слова...» и генетическая связь с ним казацких дум признавал даже В.Белинский, который, как известно, не отмечался симпатиями к малоросив. «Нельзя не заметить чего-то общего между «Словом в полка Игоревом» и козацкими малороссийскими песнями», - пишет «невменяемый» революционер В.Белинский.18 Другой россиянин О.Пыпин проторит ему: «Как древний Святослав с его чубом и его нравом напомнит в потомстве не московского великоросса, а скорее южнорусского казака, так лирический эпос «Слово в полка Игоревом» отзовется не в северной песне, а скорее в южнорусской думе»19. Прямые параллели ментальности казачества, которые так повлияли на формирование украинского характера, находим в ярких образах князей-рыцарей Южной Движении Святослава, Владимира Мономаха, Игоря. Именно на этом грунти явились полулегендарные герои украинского казачества Байда Вишневецький, Наливайко, Сирко, Поджигатель, Гонта, воспетые в думах кобзарей и бессмертных произведениях Т.Шевченко и М.Гоголя. Итак, характеры казацкой Украины сформировались в значительной мере на дружинно-рыцарской ментальности Киевской Движении, которая была сохранена и привнесенная в казацкую среду потомками русского боярства украинской шляхтой XVI ст.20. Рыцарство было стрежнем средневековой Европы. Феодальная аристократия средневековья экономически не зависела от короля, так как наследственно владела значительными земельными угодьями. Эта экономическая независимость от власти была пидгрунтям рыцарских вольностей. Закрепленные законо-давством в виде сословных привилегий, они начали распределение власти, которая лежит в основе современной европейской демократии. Становление современных свобод человека началось в средневековой Европе благодаря постепенному распространению вольностей независимого рыцарского состояния на другие общественные слои. Русский философ Г.Померанц писал: «Европейская воля вся выросшая с аристократических и патрицийних вольностей». Важная роль рыцарства в формировании современного европейца. Рыцарские эпосы составляли основу пизньосередньовичной поэзии и романа. На них развила модерная европейская литература, которая и сформировала пидгрунтя современной европейской ментальности. В средневековой Украине рыцарство було представлено сначала княжеской дружиной и боярством, а позднее русской шляхтой и частично казачеством. Украинская литература и ментальнисть формировались соответственно европейской традиции. Творчество Тараса Шевченко, который был отцом не только украинской словесности, но и национального сознания, явилась на казацком эпосе, о чем промовисто свидетельствует название его первого поэтического сборника «Кобзарь»21. России неизвестное рыцарство в европейском понимании. Некоторых потомков феодально-рыцарского состояния княжеской Движении, бояр, уничтожил в XVI ст. Иван Грозный с помощью татарской опричнины. Именно от это служилое, полностью зависимого от самодержца состояния походит русское дворянство. Без рыцарства в России не могли появиться собственные скальды или кобзари, а потому ей не известный собственный рыцарский эпос. Отсутствие последнего обусловило другой, чем в Европе, путь формирования русской словесности и тесно связанной с ней модерной ментальности. Если в Европе, в частности в Украине, ведущую роль в этом процессе сыграли собственные рыцарские традиции, то Россия, не имея собственного национального эпического грунту, вынуждена была копировать западные образцы22. В частности, имеется в виду известная русская литература ХИХ - поч. ХХ ст., постання какой значительной мерой объясняется европеизацией России, глобальным распространением гуманистических ценностей западноевропейской цивилизации восточнее. Например, беспрецедентное для России творчество О.Пушкина имеет массу аналогов среди поэтов романтических пор Западной Европы, в частности Франции. Важным аргументом в пользу принадлежности государства Русь к украинской национальной истории есть неперервнисть исторического развития от Южной Движении к казацкой Украине.Для современной етнологий именно тяглисть этн-культурного развития - единый показатель возраста конкретного этноса.Делала ударение на разрыве в историческом процессе между Киевской Русью Х - ХИИИ ст.ст. и казацкой Украиной XV - XVIИИ ст.ст. Многочисленные исторические, лингвистические, археологические, антропологические, этнографические данные убедительно свидетельствуют о неперервнисть исторической жизни Украины ХИИИ - XV ст.ст. Татарское нашествие не привело к вылюдниванию Южной Движении и приходе сюда нового населения. По данным археологии на протяжении последнего тысячелетия в лесостепной и лесной полосе Украины доминировал один центральноукрайнський антропологический тип, определенный почти сто лет тому выдающимся украинским антропологом Ф.Вовкой (1916). Это относительно высокие и массивные европеойди со смуглой кожей, темными глазами и волосами, продолговатому лицом и прямым носом. К нему принадлежало подавляющее большинство людности Галиции, Волыни, Подолье, Среднего Поднепровья Х - XIV ст.ст., казацкой Украины, современных этнических украинцев23. Т.е. украинцы XVIИ - ХХ ст.ст. генетически тесно связанные с людностью Южной Руси-Украины, в отличие от большинства белорусов и россиян, которые принадлежат к другим антропологическим типам. Большую роль в наследовании культурных, духовных, государственных достояний Киевской Движении людностью казацкой Украины сыграли Киев, Переяслав, Чернигов, Галич, Владимир и другие украинские города. Эти ячейки культуры, письменности и духовности Движении с многочисленными монастырями и соборами не прекращали своей деятельности и в наиболее плохие для Украины времена. Поэтому казачество XVI - XVIИИ ст.ст. сознавало себя прямым потомком традиций княжеского Киева, считая себя «племенем народа Русского, что за Олега - монарха Русского... Константинополь штурмовало. Сие же их предки вместе с Владимиром крестились». Не случайно именно в казацкие пор восстанавливаются древнерусские святыни - София Киевская, Спас на Бересте, Десятинная церковь. Об этом же свидетельствует культ киевских князей в письменных источниках казацкой Украины. Итак, главные политические, культурные, духовные, экономические центры Южной Движении остались ими и в казацкие пор, крепко связав два неразрывных периода национальной истории Украины. Таким образом, пропасть между киеворуським и казацким периодами украинской истории не была настолько широкой и глубокой, чтобы утверждать, что она разделяет два отдельных этноса. Традиции первого украинского государства Движении в Киеве прервалась лишь 1471 г. после отмены Литвой Большого княжества Киевского. А всего лишь через 20 лет, 1490 г., встречаем первое письменное упоминание об украинских козаков на Нижнем Днепре, который знаменует начало казацких пор. Универсальность законов етноисторичного развития больших этносов средней полосы Европы свидетельствует, что все они (французы, англо-саксы, немце, чехи, поляки, украинце) возникли после падения Римской империи в V - VIИ ст.ст. и на протяжении около 900 . создали свои первые национальные государства. Аналогичные Киевской Движении государства ИХ - Х ст.ст. по европейской традиции считаются государствами соответствующих этносов - первые Польское, Английское, Немецкое, Французское, Венгерское королевства, Пражское княжество чехов и т.п.. Так что невизнання за Киевской Русью статуса первого государства противоречит универсальным законам исторического развития Европы. В наше время это стало возможным лишь благодаря появлению на мир тенденциозно-антинаучной, неоимперськой концепции «общей древнерусской колыбели» восточных славян. Итак, главные етновизначальни признака украинцев казацких пор были в зародыше присущий южным русичам-давньоукрайнцям Х - XIV ст.ст. Другими словами, казацкая украинская нации не является новообразование пизньосередньовичной Европы, а прямой генетический потомок державотворчого этноса Киевской Движении - южных русичив Х - XIV ст.ст. Т.е., Киевская Русь и казацкая Украина - это два последовательные, органически связанные этапы исторического развития единого народа, который в наше время известный под етнонимомукрайнци.