Проблема реконструкции научного знания

Главная - Науковедение - Проблема реконструкции научного знания

У каждого принципа иснуе "граница", т.е. определенная сфера "застосову-ваности", за которыми вин с конструктивного и эффективного средства пизнання превращается в одну из главных причин консервации и стагнации старого. Это ярко обнаруживает пример использования принципа "изоморфизму" миж математическим и физичним континуумом, который разрешал в класичний механици "мыслить траекториями".

Теоретическая и философська проникливисть М.Борная заключаются, зок-рема, в том, что именно в этом найфундаментальнишому способи мышление вин "угледив" препятствие для построения новой, квантовой физики. и здесь же кроется "секрет нерозуминня" А.Ейнштейна, который не хтив змиритися с потерей такого основоположного математического принципа в застосуванни к мыслимому конструированию образа "физичнои реальности".

Сумнив в истинности фундаментального принципа - это уже вершина тиеи багаторичнои и копиткои умственной праци, когда не одно поколиння ученых, теоретикив и експериментаторив, старается пид давлением "контрфактив" этот принцип все же таки сохранить при допомози ризних адаптацій и модификаций. Методологично сумнив побуждает к когнитивнои дии и к созданию новой мыслимой конструкции. В данном случае дело было грандиозною. Необхидно было разрушить старое представление о физичну реальнисть и движение тил за строго и однозначно описываемыми "траекториямиа", заминивши его новым и непривычным философсько-теоретичним и модельным представлением о способах математико-физичного видображення дослиджуваного объекта. Т.е. критика старика принципа становится завершенной тоди, когда тот или инший творческий субъект готов заявить о наявнисть нового в форми категоричного утверждения и демонстрации цилисного змисту новой модели и нового способа мышления

Борн писал: "Я утверждаю, что математическое понятие точки континуума не имеет непосредственного физичного смысла. Так, например, без толку говорить, что координата Х точечной массы (или центра масс протяжного тила) имеет величину, представленную в некоторых заданных единицах дийсним числом..."[3.-с.163]. Анализуючи данное положение имеем сделать рядвисновкив.

Во-первых, видно, что в общему вигляди самоотрицание в его зовнишний фази (теоретического возражения) заключается в усвидомленни, что "старый принцип есть недийсним", потерял свий висхидний смысл, "не имеет смысла" относительно новых проблем и условий.Во-вторых, здесь выявлено, что разрушение когнитивних основ "старого сооружения науки", ее гносеологичних пидвалин, и создание нового есть не что инше, как "преобразование смысла" традицийних понятий, представлений и принципив. Т.е., это, образно говоря, чисто "философська работа ума". Однако, она должна быть органично и невидемно объединенная, лучше сказать - "связанная", не только с конкретно-научным знанием, но и с классическим языком, операциональним мышлением данной науки. инакше нерозуминня и сумнивив быть не может. Попытка внедрить новый язык без установления связи с исторично имеющейся способная замисть когнитивно мотивированного нерозуминня вызвать илюзию розуминня, вместе из априорним нигилизмом относительно "старого".

В-третьих, возражение тильки тоди есть научным, когда оно "конс-труктивне". Это означает - оно указывает на "причину", которая объективно предопределяет незастосовуванисть старого принципа, а потому й потерю им нормативного "классического" смысла для историчнои традиции конкретной науки. В данном случае - это была принципиальная неможливисть удовлетворить заложенный в самому принципи критерий точности описания повединки точечного физичного объекта при любому возможному вдосконаленни засобив эксперимента и вимирювальнои техники.

Видомо, что классическая механика Ньютона была математико-физичною, где идеал строгости и доказовости состоял в застосуванни аксиоматичного метода геометрии к описанию физичнои реальности. Но оскильки объективно, в чистому вигляди и непосредственно, это нияк не возможно с тиеи причины, которые физични сутности не могут быть зведени тильки и тильки к их килькисного змисту, нашли вариант "обхидного мышление" (в розуминни Э.Боне). А именно: была введенная собственное физична "идеализация", смысл и спосиб применение которой состоял в следующем. В фундаменти математического пизнання среди чис-ленних его абстракций и идеализаций одна из главных пидвалин заключается в так званий "абстракции отождествление". На ний основывается "иснування" числа, а итак - и вимирювання. Скажимо, для примера, так: ниде, ни на земли, ани на неби, не иснуе "абсолютной тотожности" хотя бы потому, что будь-яки дви найбильш одноридни "подии" не является еквивалентними миж собой уже потому, что объективно, раз и навсегда роздилени в простори и часи. Как же тоди можливи навить найпростиши розумови конструкции наподобие 0=0, 1=1, А=А и т.п.? Вси они основываются на створений "чистым умом" (за и.Кантом) "абстракции отождествление". Считается, что хотя они принципиально не могут быть тождественными "материально", но аксиоматично признаются "абсолютно" тождественными математически, т.е. "идеально", логично, конвенционально, теоретически. В этом видношенни, окрим специальнои математической и философськои литератури чрезвычайно полезными и поучительными для любого теоретика есть философськи дослидження природы числа, особенно Едмунда Гуссерля и Анри Бергсона.

На абстракции отождествление именно и базируется "изоморфизм", т.е. "принцип взаемнооднозначнои видповидности". А на этом принципи, в свою очередь, выстраивается классический образ "физичнои реальности" (т.е. изоморфизм точек математического континуума евклидового просторную и физичних данных о перемищення в простори точечного "тила" - точечной массы, точечного заряда и т.п.). Именно поэтому классическая физика и стала "математико-физичною", а присущий ей спосиб мышление объединял в соби принципы "безперервности", "однозначной детерминованости" и "точности" описания физичнои реальности. Атрибутом такого способа мышления был геометрический образ "траекторного движения", який считался приемлемой для науки картиной физичного движения