Проблема реконструкции научного знания

Главная - Науковедение - Проблема реконструкции научного знания

"Уси" стремятся - "розумити". Это обнаруживает себя не тильки в общих интерпретациях социокультурних текстив, а и в процеси студиювання наук и здийснення научного дослидження. Разработка феноменологии розуминня, онтологии розуминня, герменевтики розуминня найбильш помитни философские признаки этого стремления. Однако, здебильшого не обращается внимание, которое именно усвидомлення наявности "нерозуминня" взвешивает значительно бильше ниж анализ прикладив розуминня. Несложно проявить, что когда в науках "усим" "все" зрозумило, тоди мы имеем дело с "когнитивною стагнациею", которая здебильшого заслиплена грандиознистю тиеи или иншои научной традиции, а не розуминням сути дела

Нам кажется, что феномен "нерозуминня" достойный значительно бильшои внимания ниж придиляють ему выказывая на "проблему розуминня" как на одну из найбильш фундаментальных для философии.

Одновременная присутнисть розуминня и нерозуминня в научному поступи имеет свои обективни причины, которые не зависят вид освичености научный работника. Однако, не считаясь с цикави разработки с деконструкции универсализму, нельзя возразить факта, который усвидомлення новых смислив научных знаний может видбутися лишь при условии здийснення демаркации змисту фундаментальных понятий, принципив, теоретических конструкций. Так или инакше видбуваеться возвращение к идей теории когерентности, которую неопозитивизм (О.Нейрат и Р.Карнап [Див.:1. -с.69-86]) выдвинул в якости логицистськои концепции истини. Згидно с циею концепциею, истиннисть определяется внутришньою звязанистю (узгодженистю) предложений в певний системи высказываний: предложение истинне, если оно является элементом непротиворечивой системы. Одновременно, ряд когнитивних установок, яки определяют способы упорядочения и репрезентации научных знаний, которые составляют фундамент отдельных доказанных теорий, могут "застарити", а инши, загальноприйняти, становятся непривычными, малозрозумилими. Так, в свий время, видбулося с понятиями "простир", "время", "рациональнисть", "закономирнисть" и тощо.

На первый взгляд, кажется, что имеет иснувати закономирне слидування нерозуминня - розуминня, а дали - новое нерозуминня. Однако, эта линийна модель есть распространена когнитивна илюзия, что способна убеждать нерозумиючих в противоположному, - в наявности феномена розуминня. Дело состоит в потому, что взагали не бывает якисного "роста" научного знания без обновления теоретического сознания, змини смислив основоположных понятий и их категориальних пидвалин *.

Завдячуючи использованию указанной упрощенной "линийнои модели" видбуваеться отождествление збильшення информации и информованости с научным развитием, а залога "епистемнои стагнации" (отсутствия роста знания) с еволюциею науки, которые зовнишньо обнаруживает себя в суперечности "информацийнои перенасичености науки".

Например, Х.Патнему [Див.:2. -с.486-489] удалось построить довольно обоснованную концепцию можливости определение научной истини как рационального обоснование прийнятности суждений. Однако вин не довив свий анализ проблемы розуминня к рассмотрению феномену нерозуминня. Поэтому связывая концепцию рационального обоснование прийнятности суждений с процессом змини смислив основоположных понятий, вин не вышел за межи выше указанной линийнои модели простого слидування: нерозуминня - розуминня - новое нерозуминня.

*Эту составляющую процесса роста научного знания было выявлено в

якости процесса змини "парадигм", "дисциплинарних матриц"

Т.Куном, "науково-дослидницьких программ" и.Лакатосом, "тем"

Холтоном, "концепций" Ст.Тулминим.

Мы имеем можливисть привести яркий пример математической кон-венции, которая обнаруживает эвристическую малопродуктивнисть обозначенной "модели" . Так, за личным свидченням Соловья Леонида Антоновича, к творцу "теории нормальных алгорифмив" и видповидного направления конструктивной математики академика А.А.Маркова учни обратились с констатациею: "Я не розумию...?" Марков видповив - "Не розумию Я, не розумий и Ты!". Относительно этого примера, чему-то, уже нельзя остановить себя на емоцийно скерований думци, что "нерозуминня" - это плохо. Так, нерозуминня может рассматриваться как абсолютное зло, которое возражает самую можливисть обоснование рациональ-ности, науковости, что выдвигает нас на границу прирви постийнои интерпретации за которой слидуе постмодернистське возражение самой можливости бытие науково-техничних здобуткив как наслидкив проявления творческого запала силы человеческого ума. Тоди вичний Daseиn интерпретации телефонив, компьютеров, автомашин, литакив, електростанций и много иншого делает их утаемниченим "поставом" (М.Хайдеггер) за пределами рационального. Как наслидок, не тильки в математици нелинийни ривняння, что имеют бильше ниж одно ришення (точки бифуркации), а и каждый пересичний автомеханик, становятся справжним символом колдовства.Слид указать, что распространение отрицательного употребления понятия "свит как образ и картина" обнаруживает не тильки критическое отношение к абстрагированию, как основы здравого смысла, а и к уму (что, например, довольно прозрачно высказано в М.Хайдеггера). Однако, созерцая образцы живописи бильшисть глядачив желает розумити замысел автора, преимущественно абстрагируясь вид нескинченои множества обстоятельств, которая имела мисце пид время творческого акта создания картины. Зритель цилком уместно абстрагируется вид цини на краски, вид стосункив художника с женой и дитьми, вид розладив желудку и гипертонии, что сопровождали художника вся жизнь, вид килькости волос из которой составлялась кисть мастера и безличи инших дрибниць, яки ризними "мудрецами" могут быть неограниченно интерпретированные. Чему так? И потому, что нас насправди не цикавить неистотне иснування: читай - неразумное. Т.е., если кому-то не нравится "пан-бытие Cogиto" в бутти человека, то скорише за все ему не нравится усвидомлення самовидповидальности, самоусвидомлення наявности ризници (демаркации) "дороги к аду" и "дороги к храму".