Классическая модель научного знания

Главная - Науковедение - Классическая модель научного знания

На 80-начала х рокив в философських кругах СССР активно дискутировался вопрос проблемы протириччя миж логико-методологичними дослидженнями научной дияльности и дослидженнями социально-культурнои детерминованости науки. Найбильшого хлопоты нанесла проблема "стандартной модели научного знания". Стандартную модель, как правило, рассматривают в вигляди логико-методологичнои или логико-лингвистичнои реконструкции научной теории. Эта концепция признает, что реальнисть в системи научных знаний репрезентуется тильки фактуальним знанием и языком пропозицийнои логики [Див.:9. -с.16-19], а потому смысл и значение теории может быть выявлено тильки через спиввидношення с фактами (согласование с видомими фактами и предусмотрение невидомих). В стандартний модели лишь пропозицийни миркування рассматриваются как носий истинних научных значений, которые перевиряеться процедурой доведения

В 30-х гг. ХХ ст. значительный взнос у формулирование и разработку стандартной концепции науки здийснили представители Виденського круга, который организацийно сплотились вокруг манифесту "научное розуминня свиту" в 1922 роци при кафедри "философии индуктивних наук" Виденського университету (керивник кафедры Мориц Шлик). "Круг" непосредственно состояло из философив, физикив и математикив: Р.Карнапа, О.Нейрата, К.Геделя, Г.Гана, Ф.Вайсмана, Г.Фейгля. В засиданнях "круга" принимали участие: Г.Рейхенбах, А.Айер, К.Поппер, Э.Нагель. За основоположную модель науки представители "круга" признавали концепцию "логичного атомизму" разработанную Бертраном Расселом и его учеником Людвигом Витгенштейном для здийснення "логичного анализу языка науки".

Тезис о научной необоснованности циеи концепции было провозглашено писля выявление ее неспроможности критически отнестись к условиям и мири прийнятности своей собственной реконструкции. А именно: "стандартная модель" признавая себя научной, не способна сделать себя самую предметом емпиричного (фактуального) дослидження. Так в 1963 роци было выдвинуто замечание Э.Геттиера [Див.:10.-с.231-233], что определение знания в якости "истиннои и обоснованного предположения" не имеет достатних условий для доведения можливости определение предположения в якости знание

Приведем образец отрицательной констатации наслидкив критики "стандартной модели научного знания": "Современный залог аналитичнои философии науки определяется как кризисный. Парадигма, созданная логичним позитивизмом, разрушенное, предложено множество альтернативных методологичних концепций, однако, ни одна из них не способная виришити усвидомлени проблемы. Нет ни одного принципа, ни одной методологичнои нормы, яки не вызывают сумниви. В особи Поля Фейерабенда аналитична философия науки дийшла к выступлению против самой науки и к оправданию религии. Однако если исчезает граница миж наукой и религиею, наукой и мифом, тоди должна исчезнуть и философия науки как теория научного пизнання. За останни десять рокив в философии науки не возникло ни одной значительной оригинальнои концепции...

К внутришних источников кризиса имеем виднести видмову философии науки вид принципа видображення и, видповидно, вид понятие истини" [9. -с.127].

Относительно цитаты укажем, что "принцип видображення" и "теория истини" основанная на вченни об "видповиднисть" неспивмирни с наукой взагали, а не философиею науки отдельно, оскильки они игнорують определенную еще Парменидом видминнисть "докси" и "истини". Взагали, мысль, который теоретический агностицизм может быть опровергнутым лишь с помощью априорного принятия принципа видображення и понятие "истина", так как в системи объединенных пропозицийною логикою миркувань "принципиально невозможная експликация объективной дийсности", довольно распространенная. Однако, это ошибочная позиция дримучого логицизму, который опирается на банальный есенциализм платонистив, что не видповидае епистемологичним реалиям. Наоборот, развитие научной теории здебильшого раскрывается как систематическое преодоление агностицизма обгрунтованими миркуваннями, яки опираются на беспрерывную експликацию основоположений пизнавальнои дияльности субъекта.Експликация как логико-методологичний (а не геменевтичний) засиб замищення неточного понятия или представление обоснованным и точным понятием, в сфери развертывание теоретического пизнання признается инструментарием разработки висхидних научных понятий. Оскильки понятие "материя", "каузальнисть", "видображення", "истина" здебильшого наявни в теоретических системах не как експликовани, а как априорни онтологизовани положение, пропозиция рассматривать их в якости безпосередних пидвалин науковости не выдерживает критики. Здесь мы повинни согласиться с пропозициею так называемых постмодернистив. Опора науки на таки пидвалини способная пидтримати лишь вирування, а не науку. Одновременно, перевирка практикой и видома властивисть теоретического пизнання быть реально прогностическим есть та главная властивисть науки, благодаря який именно ей, а не герменевтици, метафизици, теологии или астрологии, предоставляют преимущество при виришенни практичнихпроблем.

Научный скептицизм требует, чтобы формулирование проблемы было признано рационально-теоретичним, т.е. независимым вид игры субъективного духа. Лишь тоди отдельная проблема или задача (и их виришення) получают название "наука". Змистовно, обоснование научной проблемы всегда состоит в доведенни ее незалежности вид субъекта. В свою очередь, процедура доведения обективности проблемы служит методом усвидомлення, что предмет научного дослидження вышел за межи любого субъективного досвиду. В иншому случая, субъективный досвид своей собственной непротиворечивой самозминою должен знимати самую можливисть фиксации проблемы. Итак, цилком логичним становится вывод, который в формах усвидомлення проблемы в теории представлено "иснуюче независимо вид субъекта".