Емпирични факты и теоретични обобщение в науке

Главная - Науковедение - Емпирични факты и теоретични обобщение в науке

В "Очерках с экспериментальной логики" указывается, что ученый должен рассматривать истину как то, "что принимается на пидстави видповидного доведение". Рассматривая "видповиднисть или согласие" миж суждением и фактом, о которой обычно говорят, что она означает истину, Дьюи устанавливает, что эта"видповиднисть или согласие подибна к видповидности миж изобретением и условиями, для которых винахид призна-чався.Для устранения любых непорозуминь относительно своего емпиризму Дьюи посвятил цилу главу "Нарисив..." теми "Контроль над идеями при допомози факта". Эта глава цикава наведением демонструючого примера относительно человека, который забрел в лиси. "К счастью", этот человек имел "идею о зворотний путь", и, диючи згидно циеи идеи, ей удалось возвратить домой. Таким образом, идея человека о пути домой виявиласяь истинною. фи идея о дорогой через лис была перевирена именно при допомози фактив.

Или можно поэтому сказать, что идея, на основи которой блуждающий в лиси человек планировал свий путь домой, видповидала дийсно об ективному виходови с лису? "Ни в котором рази", считает Дьюи, так как это означало бы постулювати лис как "дийснисть-зразок", которому повинни видповидати тильки наслидки дослидження. Согласие или видповиднисть ее идеи с фактом была "согласием миж планом и его здийсненням".

Так же, наверное, мандривник по Киеву, изучая карту метро с целью достичь какого-то мисця назначение, не будет считать, что карта видповидае каким-то образцам, иснуючим "заздалегидь" пид его ногами. Вин просто считает карту планом дий, который много граждан считают полезным, и к которому вин также может относиться с довирою. Относительно логики так же, не самое суждение, а акт его утверждения есть истинним или ошибочным. Суждение есть лишь инструмент..

Когда мы начинали главу ссылаясь на книгу "Логичний синтаксис языка" Р.Карнапа, тоди нас цикавило, а или дийсно перехид к синтаксису имеет такое важное значение для индуктивизму. и кажется пе-ресвидчилися, что ризни попытки розуминня понятие "емпиричне" постийно вступают у самосуперечнисть.

Теперь возвратим снова к Карнапа, который считает, что будь-яки вопрос, который зустричаються в теоретичний сфери, можно подилити в общих чертах на - "вопрос об объектах" и "логични вопрос". Ведь речь идет о ривень теоретического пизнання. "Вопрос об объектах" - это ти, что касаются обектив области рассмотрения. "Логични вопрос" - это ти, что касаются предложений, терминив, теорий и т.п., яки сами видносяться к обектив логичного емпиризму. Таким образом, наука имеет дело с объектами, а философия науки - "предложениями, словами, теориями и т.п.".

Звидси вытекает, за Карнапом, что Расселу и Витгенштейну, которых вин считает своими предшественниками в справи построения "научной фило-софии", взагали не слид было говорить об объектах и факты, о значении предложений и о поривняння предложений с дийснистю, так как это все привело их к возвращению идеи априорности - "метафизики".

В свою очередь вин определяет следующее: "Пид логичним синтаксисом языка мы розумиемо формальную теорию лингвистичних форм циеи языка -систематическое изложение формальных правил, которые руководят языком, а также развитие наслидкив, что витикають из этих правил"[8. -с.41]. Это означает, что "логичний синтаксис" - это система, которая охватывает правила построения и преобразований языка. Правила преобразования показывают, как можно соединять символы один из одним, чтобы составить предложение

Итак, если мы знаем правила преобразования, то это означает, что нам видомо, яки предложение сугубо емпирично могут быть виведени с инших предложений и яки не могут или противоречат иншим предложением. С фор-мальнои точки зрения то, что p витикае с q, означает, что если вы сказали q, то по правилам языка вы можете сказать тильки p, но ни в котором рази "не-p". Здесь суждение возникает лишь как инструмент, а вот сам факт его ствержування должны определяться через понятие "истина" или "недостаток".

В свою очередь, логики, котри переконани, что логика имеет дело со смысловыми видношеннями миж предложениями, насправди неусвидомлено считают, что они имеют дело зи значениями предложений, яки могут верификуватися.

Но для философськи освидчених индуктивистив это не так. Например Карнап считает, что принципы логики возможно и необхидно формулировать абсолютно независимо вид значение слив - т.е. просто как синтаксични правила построения и преобразование. Оскильки "мы володиемо во всих видношеннях полной свободой относительно форм языка; правила построения предложений и правила преобразования (останни обычно именуються как "постулаты" и "правила вывода умовиводив") можно выбирать цилком довильно". Данную точку зрения Карнап назвал "принципом терпи-мости", который предоставляет "безмежни можливости довильного изобретения всяких возможных видив будто"[9. -р.73].

В цилому, для индуктивизму, логичний анализ языка науки приобретает строго формальную синтаксическую природу, где вся система научных положений, выводится видповидно к определенным формальным правилам с про-токольнихположень.