Багатоманитнисть теоретических обективаций историзму в научных исследованиях

Главная - Науковедение - Багатоманитнисть теоретических обективаций историзму в научных исследованиях

Здесь, как нам кажется, слид обратиться к классической традиции, в який нашел свое первисне выражение этот пидхид, а именно к Канта. В априористичний форми Кантом была, без сумниву, схваченная найважливиша реальная особливисть пизнавального процесса, которая не является предметом рассмотрения в фундаменталистських концепциях, а именно - то кардинальное для пизнання обстоятельство, которое виришення любой конструктивной задачи всегда предусматривает иснування видправних предпосылок системы пизнавальних координат того или иншого степени загальности, инакше говоря - того, что вообще почти видповидае в сучасний терминологии понятие "парадигма", "незминне ядро дослидницькои программы", "концептуальная схема".

Нельзя не видзначити истотнои ризници миж представлениями Куна и Канта о передумовнисть знание, а именно - в розуминни самой природы передумовности: у Канта она обусловлена априорними структурами трансцендентальной свидомости, инвариантнои "для всих часив и нородив" и досвидом; для Куна же принципиальным есть связь передумовности с "ризними" парадигмами, яки носят историчний характер и зминюються вид одного научного спивтовариства к иншого в залежности вид поставленных научным спивтовариством проблем. Видповидно по-ризному рассматриваются функции предпосылок, глубина их опосередку-вання формирование знания. Кант ставит задача проявить видправни предпосылки всякого общезначимого и необхидного знание, у Куна речь идет о конкретни формы проявления передумовности на отдельных фазах еволюции научного пизнання.

А именно эта идея историчнои минливости передумовности пизнання связывает у Куна с понятием парадигмы. Кун стимулировал в методологии науки развитие, с одной стороны, линии так называемой "реабилитации метафизики", которая способная обнаруживать проблемы, а иншого линии, связанной с релятивизациею понятие субъекта пизнання, с представлением о том, что субъекта пизнання и его видправни нормы и установки слид связывать с определенным усвидомленням проблематики научным спивтовариством, реальными дослидниками, группами, которые склада-ються в науци.

По мнению Куна, "едва ли любое эффективное дослидження может быть начатое ранише, аниж научное спивтовариство виришить, что володие обгрунтованими видповидями на вопрос, подибни слидуючим: которыми есть фундаментальни сутности, из которых составляется универсум? Как они взаемодиють одна из одной и с органами чуттив? Яки вопрос ученый имеет право ставить в видношенни таких сущностей и яки методы могут быть використани для их ришення?"[3. -с.20].

Для понятия "парадигмы" Куна характерным есть переплетения интелектуальнои змистовности предпосылок ("метафизичности") с належнистю субектив пизнання к определенному научному спивтовариства.

Итак философия науки включила теперь к предмету своего рассмотрения процессы и механизми развития научного знания, стимулированного внутришними разногласиями пизнання и такого, что предусматривает наявнисть рефлективных механизмив научной свидомости. Видбувся перехид в анализи научного пизнання вид сугубо типологичного рассмотрения науки к так называемого популяционистського пидходу, который рассматривает в роли субъекта пизнання свидомо диючи наукови спивтовариства и дослидницьки группы

Спрямованисть критики Тулмина против использования понятия "научная революция" не ограничила, а расширила понятийное поле историчнои школы философив науки. Суть его возражений сводится до двух вопросов: " или дийсно была когда-нибудь змина в науци настильки революцийною, как это доказывал Кун?" и "если бы его определения применялись строго, можно ли было бы взагали найти дийсни примеры научных революций?". [2. -с.175].

Потенцийно ци вопрос были источником труднощив для историчнои школы, оскильки "если бы жодну теоретическую змину в науци нельзя было бы повнистю определить термином Куна "научная революция", то этот факт поставил бы его в шаткое положение"[2. -с.176]..Конечно, считает Тулмин, со временем поступови змини в науковий теории, аккумулируясь, могут в сукупности привести к настильки глубоких результатив, что ретроспективно их слид описать как "революцийни", поэтому не надо делать вывода, который в видсутнисть явных, читких "революций" вси змини в науци, таким образом, были "нормальными" (в специальному значенни термину Куна).

Тоди возникает новое закономирне вопрос: как можно было получить таки революцийни наслидки, если их не вызвали ревоюции?

Такой вывод поставил Куна перед нелегким выбором, ведь в этом случае вин вынужденный был повнистю видмовитися вид своего объяснения "справжних" научных ревоюций или модификувати его певни части с тиею целью, чтобы "первичное ризке размежевание помиж "нормальной" и "революцийною" зминою постепенно стиралось" [2. -с.178].