Проблемы реконструкции в научном познании

Главная - Науковедение - Проблемы реконструкции в научном познании

Здесь уместно напомнить о головни тезиса концепции Фейерабенда. Одна из них - это принцип неограниченной пролиферации, или размножение, умножение конкурирующих и прямо альтернативных одна одний гипотез. Второй тезис - это принцип теоретической впертости или мицности, т.е. видмова вид введеня в гносеологичний употребление каких-нибудь альтернатив и упрямого сохранения уже имеющихся теорий. Взаемовидношення этих двух принципив разворачивается в ризноманитних вимирах, но они тяжиють к слиянию, в котором врешти сдач, приходят к взаемоототожнення.

Сутнисть принципа пролиферации гипотез Фейерабенд коротко определил при допомози крылатого выражения "припускается все". Но на это же именно ориентуе и принцип впертости, из которого, за Фейерабендом, вытекает готовнисть, "если хочется", примириться с любой с иснуючих теорий, которыми пока что пользуются за видсутности лучших, или к которым привыкли. В этих теорий, возможно, есть много недоликив, слабых пунктив, разногласий с иншими теориями и фактами, яки они стараются оформить в своих рамках, "усередини себя", но на ци недолики и суперечности (как моменты несумисности) или хотя бы на часть из них можно, на мысль Фейерабенда, не обращать внимания, а итак - дияти видповидно к принципу "робы, которые желаешь" (как это зформульовано в нимецьких изданиях работ Фейерабенда).

С иншого стороны, принцип пролиферации в своему непосредственному змисти реагирует на таки видчутни недолики иснуючих теорий, как неспроможнисть преодолеть логични суперечности из зформульованими в их рамках новыми фактами, а тем бильше объяснить их, не говоря уже о том, чтобы осмыслить деяки ранише видоми факты данной области знание, т.е. виришити "загадки", что вытекают с их наявности, прямо противоположным чином, аниж это делает принцип впертости: независимо вид степени дефектив ци теории можно без особых нерешительностей видкинути, заминивши на инши, в том числи и прямо альтернативни. Но если это так, то принцип "робы, которые желаешь" дие в Фейерабенда и в якости метаправила оперування двумя указанными принципами, при допомози которого можно переходить вид первого к второй, и наоборот.

При побудови ризного рода гипотез, что претендуют на роль научных теорий, Фейерабенд рекомендует не розмирковувати особенно над тем, яки из них бильше, а яки меньше прийнятни, цинни, истинни: ни одну из них, строго говоря, в рамках дии двух этих тезисов зберигати не приходится, и ни одна из них не заслуживает того, чтобы зберигати ее при допомози усовершенствование. Вси они в однаковий мири "на что-то" придатни, и в тот же время - могут считаться "лишними". По сути, мы видим наслидок принципа фальсификованости Поппера, но доказанный к крайности и такой, что используется без любых ограничений: если принцип збильшення килькости гипотез нацилюе на цилеспрямоване уничтожение уже имеющихся теорий, то принцип сталости ориентуе на такое же видношення к любым сызнова предложенным теорий, переть^-чему всегда гору берет не совет "зберигай", а требование "видкидай". А оскильки и первым, и вторым принципами легитимуються и давни гипотези (они могут быть витягнути из "тьмы забывания" и видроджени и как уже иснуючи, и как майбутни нови), то оба принципа еще бильше спивпадають.

Дия принципа впертости оказывает содействие, если использовать терминологию предложенную Куном," нормальным периодам" в истории наук, а принципа пролиферации - "периодам революцийних преобразований" в них; однако, применение идеи, что "все разрешено", сливает оба периоди в один.Принцип впертости разрешает игнорувати суперечливи относительно данной теории факты, как бы там много их не было. Но как быть, если их дийсно очень много и они давят своей килькистю? Хиба можно их абсолютно игнорувати? Каким большим бы не было число таких конт-рприкладив (так их именував Лакатос), Фейерабенд считает, что вид их всегда можно "убежать", обращаясь к давнему оружию крайних релятивистив - к конвенционализму: иснуючу теорию можно усовершенствовать с помощью условно принятых додаткив. Но это означает, что принцип впертости Фейерабенда почти не видризняеться вид принципа Дюгема-Куайна, в котором видминнисть миж плидними предположениями и конвенциями-фикциями есть почти видносною.

Тезис Дюгема-Куайна есть противоречивая: с одной стороны, в ний есть умное предостережение не видмовлятись поспихом вид ранише принятых теорий, яки к тем пир оправдывали себя в практици пизнання, пока не исчерпано вси можливости их концептуального усовершенствования, а с иншого - этот тезис возражает наявнисть каких-нибудь границ в конвенционалистських усовершенствованиях ранише принятой теории.

Когда Фейерабенд настаивает на принципи безграничного приумножения гипотез, тяжело лишиться вид мысли, которые выдвигается кое-что противоположное принципови впертости. В деякий мири здесь вин слидуе за Ляйбницем, принципы метода которого выглядели цилком противоположными друг другу (такими есть, например, принципы всеобщих видминностей и безперервности), но гносеологично и онтологично представляли еднисть. Принцип умножения гипотез противостоит принципу их впертости и объединяется с ним девизом "все довзолено". Рекомендуя не довиряти жодний теории, как бы там много и которым бы весомыми не были факты для ее пидтвердження, Фейерабенд советует не довиряти и тем фактам, котри ее опровергают или хотя бы с ней не согласовывают. Разрешая зберигати довиру к данной теории, вин переносит рекомендацию о довиру и на вси можливи альтернативы