Логика Давней Греции

Главная - Логика - Логика Давней Греции

Логика Давней Греции

Предшественники логики Аристотеля в Давней Греции:

Термин «логика» происходит от древнегреческого слова «логос», которое означает «слово (или »предложение«, »высказывание) и «смысл» (или «понятие, »суждение). В Древней Греции этот срок был одним из основных философских сроков. В состав философии его впервые ввел Гераклит (около 544 — около 483 гг. к н. есть.), который называл логосом вечную и всезагальну необходимость, некоторую стойкую закономерность.

Демокрит (460-370 до н.э.) был одним из основателей античной логики, о чем свидетельствует его труд в трех книгах «О логике», или «Каноне». Хотя к нам дошли лишь незначительные отрывки этого труда, она, конечно, имела влияние на дальнейшее развитие логической науки. Есть основания допустить, что некоторые логические идеи Демокрита были заимствованы Аристотелем. По крайней мере он был осведомлен с творчеством Демокрита, поскольку отмечал, что тот первым стал оперировать логическими понятиями и определениями.

Зенон Елейський (490-430 до н.э.), имя которого навсегда вошло в историю логики, известный своими апориями — «Ахиллес и черепаха», «Стрела», «Дихотомия», «Стадии» и др.

Сократ (469-399 до н.э.), который не оставил после себя ни одного произведения, сделал важный вклад в развитие логики. Утверждению Протагора, будто у каждого индивида есть своя истина, он противопоставляет учение о всезагальне человеческое познание и о единственной истине для всех людей. Такое понимание истины оказывается, в частности, в диалогической форме рассуждений, какая несовместимая с пониманием субъекта познания как изолированного индивида.

Ученики Сократа учредили свои школы, в которых разрабатывали его идеи, которые не во всем совпадали с идеями их учителя. Да, Евклид учредил мегарську школу, Федон — елидо-еретрийську, Антисфен — киничну, Арис-тип — киренську.

Представителей мегарськой школы (выдающимися ее деятелями были Евбулид, Стильпон и Диодор Крон) называли еристиками («спорщиками»). Позитивное содержание их учения было достаточно абстрактным, однако в полемике против учений других философских школ они выявили незаурядные мастерство и остроумие. Мегарыки отрицали индукцию и аналогию, чувственное познание (мол, оно дает знание лишь текучего), противопоставляли общие понятия единичным вещам, отрицали основную функцию мышления, которая оказывается в построении суждений.

Они отрицали движение, а Д. Крон сформулировал четыре доведения против возможности движения.

Мегарськии школе приписывают такие известные парадоксы и софизмы : «Лгун», «Закрытый», «Спрятанный», «Електра», «Куча», «Лысый», «Рогатый». Ученик Стиль-пона Филон и другие мегарыки исследовали разные формы логической импликации.

Представители елидо-еретрийськой школы анализировали проблемы понятия и суждения, в частности выдающийся деятель этой школы Менедем признавал лишь подтвердительные категорические суждения и не признавал отрицательных и гипотетических. В целом эта школа была близкой к мегарськой, а ее представителей тоже называли еристиками и диалектикой.

Киники выражали свои взгляды быстрее образом своей жизни, чем с помощью трактатов. Однако известно, что они тоже анализировали проблемы понятий и суждений, в частности признавали лишь единичные понятия. Да, в споре с Платоном Антисфен сказал: «Коня я вижу, а конячности не вижу». Антисфен признавал лишь имена и тавтологичные суждения, другие высказывания о вещах отрицал. Взгляды киникив ярко оказываются в сформулированных ими парадоксах и анекдотах, примером которых могут быть «истории» о поведении и жизни Диогена, который жил под открытым небом в бочке.

Киренська школа признавала единственную науку — этику, в которой один из пяти разделов («Об аргументах») был посвящен теории познания и логике.

Платон (428-347 до н.э.) был самым выдающимся учеником Сократа, учредил в Афинах свою школу — Академию. Предоставляя большого значения логическим проблемам, наибольшее внимание в своем учении он уделял анализа понятий и суждений. Диалектический метод Платона заключался в образовании понятий, в процессе которого багатоманитне сводилось к однообразному, к единственному понятию, которое потом разделялось на виды. При этом преимущество предоставлялось дихотомии. Понятия должны были определять существенное в вещах, а сущность вещей виделась в том общем, в чем все вещи соответствующего рода сбегаются.