ЭТИКА МАРКСИЗМА

Главная - Культура - ЭТИКА МАРКСИЗМА

Вступление

Тема “этика марксизма” не является новой, е даже немало книг с такой или похожими названиями. Тем не менее в ней есть ряд неисследованных аспектов, исключительно важных для понимания как марксизма, так и этики. Вот только некоторые из них: есть ли случайными в текстах К. Маркса, Ф. Енгельса, В. Ы. Ленина нравственно-нигилистические утверждения, и если нет, то который их контекстуальное содержание? Совпадает ли действительный (непровозглашенный) моральный пафос марксистского учения из него сознательно выраженным отношением к морали и этике? Не страдает ли в скрытой форме сам марксизм настолько ненавистной ему недугом морализирования? Насколько марксистскими в сущности говоря, по объективному теоретическому содержанию е формальной марксистской традицией, которые создавались в рамках, концепции морали? Ответственная ли марксистская теория за вдохновенную ею моральную практику, в частности и прежде всего за моральный опыт советского общества?

1. Концептуальный подход К. Маркса к морали и этике

Концептуальный подход К. Маркса к морали и этике у них исторически сформированных формах можно определить как их радикальное возражение. Соответствующих мест в его индивидуальных и общим с Ф. Енгельсом роботах довольно много. Они известные. В этом отношении показательные слова из “Немецкой идеологии” о том, что “коммунисты не проповедуют никакой морали”. Такая позиция, очевидно, также психологически отвечала бунтарской, революционной натуре Маркса и он формулирует ее с чрезвычайной энергией - не только как философскую истину, но и как личное убеждение.

Последователи Маркса, начиная из первого поколения (П. Лафарг, А. Бебель, и др. , в какой-то степени даже поздний Енгельс), не говоря уже о следующих (Э. Бернштейн, К. Каутский, Г. В. Плеханов, А. Ф. Шишкин и др. ) старались смягчить, перетолковать этический нигилизм учителя, который шокирует, (дескать, имелась в виду не вообще мораль, а мораль господствующих классов, резкость формулирований определялась полемическими пониманиями и т.п. ). Эти попытки были неверными собственно говоря и сомнительными по мотивам. Желая подправить К. Маркса, “припудрить” его для того, чтобы представить в более удобном с их точки зрения светлые, они на самом деле упускали из внимания самое специфическое и, как теперь на результате XX столетие оказывается, самое ценное в его взгляде на мораль. Действительное открытие Маркса в этике заключалось в том, что он поставил под вопрос самую мораль. За этими пределами в его взглядах на мораль нет ничего, что представляло бы особый теоретический интерес.

Нельзя говорить об этике К. Маркса в том же содержании, в котором мы говорим, например, об этике Епикура или Канта. Маркс вообще не создавал теории морали. Он не ставил перед собой такой задачи - не в том содержании, что он этим не занимался, а в том содержании, что такая задача, с его точки зрения, собственно говоря фальшивая. Маркс предлагает критику морали. Он считает, что мораль - преобразованная форма общественного сознания, она не отбивает, не выражает, а искажает и прикрывает действительное положение вещей. Она, если говорить более конкретно, дает ошибочный выход социальному негодованию масс, подменивает действительное решение проблем иллюзией их решение, представляет собой воплощенное бессилие (“бессилие, обращенное в действие” - так звучит одно из марксових определений морали). Моральная деформация общественного сознания, согласно К. Маркса, призвана обслуживать интересы господствующих, привилегированных пластов общества, помочь им навязать свою волю всему обществу. Люди бедствуют поэтому не в теории морали, а в том, чтобы освободиться от ее дурмана. В принципиально-философском плане подход К. Маркса к морали ничем не отличается от его подхода к религии (что, заметим в дужках, является косвенным признанием их внутреннего единства). Словом, суть марксовой позиции заключается в том, что мораль недостойная теории. Ведь теория какого-нибудь предмета есть вместе с тем санкция этого предмета, признание его необходимости, законного существования - именно в этом, в законности, бытийной легитимности К. Маркс и отвечает отказом морали.

2. Возражение морали и этики К. Марксом

Что возражает К. Маркс, когда возражает мораль и этику, что он при этом понимает под моралью и этикой? Он рассматривает их в предельно обобщенном, свернутом виде - как идеологическую форму, специфическую для огромной эпохи классово-роздилених обществ. Такой взгляд из птичьего полета целиком допустим, а для определенных, в частности философско-исторических, целей необходимый и продуктивный, если, разумеется, его не абсолютизувати, не считать единственно искренним и исчерпывающей. Мораль в тому тяжело уловимому, расплывчатому, определенному в своей неопределенности содержании, которое получило выражение в понятиях добра, долга, совести, справедливости и др. , сложилась приблизительно в середине первого тысячелетия к нашей эре, в так называемое “осевое время” (К. Ясперс). Она возникает как гуманистическое мировоззрение и характеризуется тем, что ставит человека в центр мира, а в самом человеке поднимает духовное над материальным. Мораль утверждает самоценность человеческой личности и взаимность отношений в обществе; в живом сознании она более всего адекватно воплотилась в золотом правиле нравственности: (не) поступайте относительно другим так, как бы (не) хотели бы, чтобы поступали они с вами. Гуманистическая мораль связана с реальными индивидами и их характерами сугубо отрицательно - то, что предлагает она, противоречит поэтому, чем на самом деле есть и что в своих взаимоотношениях практикуют индивиды.