Государственность и культурные традиции в XVII-XVIII ст

Главная - Культура - Государственность и культурные традиции в XVII-XVIII ст

Государственность и культурные традиции в XVII-XVIII ст

Чувствуя себя упослидженою, православная церковь сперва не отвешивается принимать те формы культуры, которые наближували бы ее к тому культурному кругу, откуда шла опасность потери идентичности. Ситуация начала изменяться на лучше, когда православные осознали, что не сохранят своих позиций без реформы церковной жизни и обновление культуры. Движение за виднову своих прав стал возможным на базе развития экономики, социальной и политической активизации мещанства, части шляхты, а со временем и казачества. Борьба за национально-религиозные права, которая оживилась в последних десятилетиях XVI и в самом начале XVII ст. , сопровождалась вспышкой культурного творчества.

В условиях иностранного порабощения чрезвычайно важно, сохраняя национальную культурную идентичность, поддерживать государственные традиции. Кроме духовенства, носителями их выступала православная шляхта. Так, еще в начале XVII ст. украинские книгочеи считали князя Константина Острожского продолжателем дела Владимира Святого и Ярослава Мудрого. Князья Четвертинськи, хотя и служили Вещи Посполитий, гордились своим происхождением от Рюриковичив и оказывали содействие восстановлению украинской православной иерархии. Вполне естественно, что на некоторое время культурная жизнь активизировалась именно на тех украинских и белорусских землях, где влиятельными оставались православные расположения духа.

Острожская школа стала первым наставительно-научным закладом, которое поставило задачу, не отходя от основ греческого и восточного обряда, воспользоваться и из достижений западно-европейского шкильництва. Современники называли эту школу академией или тримовним лицеем (licaeum trilingue), и это очень знаменательно. Довольно характерно, что в период национально-религиозного возрождения украинские j образовательные деятели заботились как о внедрении в образование латинских 1 образцов, так и о сознательном культивировании церковнославянской и «русской» языков. Особое значение для утверждения нормализованного варианта церковнославянского языка малая славная «Острожская Библия», отредактированная украинскими книгочеями из Острожской академии и напечатанная Иваном Федоровым.

Рядом с переписыванием и печатанием церковнославянских текстов и подготовкой новых переводов на церковнославянский язык, деятеле Острожской академии перекладывали литургични и богословские книги на «русскую» книжный язык.

Количество и политический вес украинской шляхты тоже катастрофически уменьшался. В таких условиях инициативу культурно-национального возрождения переняли братства мещан, сперва в больших городах Галиции, а со временем и в других регионах Украины. Так, на новую волну притеснений мещане Львова в 80-середине х лет XVI ст. сплотились вокруг Успенского братства, которое из благотворного объединения прихожан превратилось в ячейку национального | общественно-политического и культурного движения. Со временем возникли братства и в других мистах.

Братства, хотя и усвоили западноевропейские организационные /образцы, сложились в принципиально новый тип общественной организации, которые вобрали черты реформационного движения и участие в борьбе за национально-политические и станови права и национальную культуру. Представители всех львовских братств подписали обязательство «единодушное, верное, а недоступное. . . стоять, не щадя маетностей, времени и самых себя». Было решено каждого, кто был против «зачатого дела», считать отступником и «с таким не обидовати, не есть, не пить».

Почти одновременно с открытием школы члены Львовского братства занялись фундациею типографии, выкупив заставлены у ростовщика верстать Ивана Федорова. Прибавив некоторое новое оборудование, наладили деятельность типографии, которая действовала с небольшими перерывами вплоть до отмены братства в 1787 г.

Братска типография дала толчок широкому развитию книгопечатания в Украине, преимущественно в Галиции и Волыни. В 1604- 1606 pp. сперва в Стрятини (вблизи Рогатина), а со временем в Крилоси (близ Галича) действовала типография Федора и Гедеона Балабанов, в которой работал Семен Будзина.

Итак, в первой половине XVII ст. работал целый ряд типографий, каждая из которых сделала свой взнос у распространение книжного дела. Всем им приходилось действовать в условиях национально-религиозного гнета, испытывать репрессий со стороны государственной и церковной власти.

В условиях усиления национального гнета в западноукраинских городах ведущую роль в культурной жизни снова сыграет Духовенство, в частности Киевская митрополия и Киево-Печерская лавра. Это було проявлением конрреволюцийного движения, которое а то время утвердило и в ряде европейских стран. В Украине выразителем таких тенденций стал Петр Могила (3 1627 г. архимандрит Киево-Печерской лавры, а с 1632 - митрополит).