Взнос русского философа Николая Бердяева в развитие богословской концепции культуры

Главная - Культура - Взнос русского философа Николая Бердяева в развитие богословской концепции культуры

1. Становление М. Бердяева как мыслителя

Николай Бердяев родился 6 марта 1874 г. Семья хотя и была московского происхождения, но принадлежала к аристократии юго-западного края из сильными тогда в Киеве западными влияниями. Прадед имел чин генерал-аншефа, был генерал-губернатором Новороссии и вел личную переписку с императором Павлом I. Дед, по перессказам, молодым поручиком-кавалергардом отметился в бое с Наполеоном при Кульми 1814 г. : когда все командиры, включительно с генералом, погибли, взял командование частью на себя, видчайдушно атаковал французов, после чего те испугались и проиграли бой. Со временем тот самый дед, уже атаман Войска Донского, не побоялся отстаивать казацкие вильности перед самым Николаем I.

Отец Бердяева, в молодости кавалергард, воевал во время Турецкой войны. Выйдя в отставку, был предводителем дворянства, мировым судьей, главой Юго-Западного земельного банка. Тем не менее в денежных делах умением не отличался и «имел тенденцию к разорению», как со временем и его син-философ.

Отцовский иметь - врожденная Бахметьева. Бабушка матери - княгиня Кудашева, врожденная княжна Баратова. . . Эти «русские господа», судя по фамилиям, явным образом имели татарские корни, в частности и Бердяевы.

Был в семье и «западный тренд». Иметь Бердяева, врожденная княжна Кудашева, по матери была французской графиней Шуазьоль, писала письма только французской, так и не научилась писать русской грамотно и, хотя была православной из рождение, вся жизнь молилась за французским католическим молитвенником. В дому говорили по-французски. Бердяев, который из детства ездил в Европу, совершенно владел еще и немецкой. Были и польско-литовские корни: кузина матери - графиня Браницька, врожденная княжна Сапега, ее мужчина - двоюродный дядя матери Бердяева. Это высший феодально-аристократический мир. Браницька была «собственницей города Белая Церковь», имела дворцы в Варшаве, Париже, Ницце и Риме. Через Браницьких Бердяев приходился далеким родственником царской семье: дочь Екатерины II и Потьомкина была выдана замуж за гетмана Малоросий (так в Бердяева!) Браницького. Такая генеалогия не разрешает считать Бердяева россиянином в полном смысле!

На склоне жизни в Франции Бердяев ностальгически называет Киев одним из найгарниших городов Европы, упоминая Лавру и церкви Печерска, особняки и сады Липок, Крещатик, Софию, еврейский Подол, Днепр, Царский сад и кладбище возле Аскольдовой могилы, где похоронены предков философа. . .

Из детства Бердяев был зачислен в паже и отданный в кадетский корпус. Успешностью не отличался: математика и диктанты давались тяжело, а за закон Божий однажды получил «единицу» за 12-балльной системой. Его осияло стремление стать философом, и в 14 лет он уже читал Гегеля и Канта! Вместо Петербургского пажеского корпуса 1894 г. вступил на естественный факультет Киевского университета им. Св. Владимира, а через год перешел на юридический.

Киев тогда был центром социал-демократии, а русские интеллигенты пришли в восхищение марксизмом, в частности и студент Бердяев, одержимый поиском свободы и смысла жизни. В отличие от многих «марксистов», Бердяев глубоко понимал Маркса и его источника. Материализм Фейербаха - это не приметил Бюхнера и Молешотта, которого саркастически описал И. Тургенев в «Отцах и детях»; у Фейербаха есть религиозная первооснова даже при поверхностном материализме. Гегеля также можно понимать революционно и консервативно: он видел воплощение своего Абсолютного Духу в прусський государстве, где Гегель был официальным философом; он же через диалектику породил революционную динамику, т.е. Маркса. У Маркса есть экзальтация воли Шопенгауера. У Маркса очень много от духовный отцов «пасмурного немецкого гения» Фихте и Шеллинга, с их свободой человека у имени высшего назначения. За Бердяевым, марксизм - это не так экономический материализм и классовая борьба, как вера в то, что человек сможет стать независимой от экономики, вера у преодоление человеком социальной рутины у имени высшего призвания. Этого никогда не понимали ни «коммунисты», ни буржуазные толкователи Маркса. «Аксакал русского марксизма» Г. Плеханов во время личной встречи назвал философствование Бердяева несовместимым с марксизмом. Даже отойдя от марксизма, Бердяев симпатизировал Марксу, но не «марксистам».

Бердяева считали идейным лидером киевской марксистской ячейки, он вел кружок самообразования, возил через границу прокламации. 1898 г. его арестовали, ненадолго поместили в Лук'янивську тюрьму. Здесь произошел анекдот: во время ареста и обыска жандармы ходили по дому на цыпочках, лишь бы не разбудить отца Бердяева, который был на «ты» с генерал-губернатором и имел связи при царском дворе. Из университета Бердяев «вылетел с треском», диплом «на право иметь право» он так и не получил (впрочем, на его тли нынешняя публика, жаждущая званий и степеней, выдается умственно отсталой). Антисоциальный Бердяев всю жизнь пренебрегал тем, что называют «занять положение в обществе». Политику, социум, государство, мораль, революции и контрреволюции он справедливо причислял к интересам среднего, ординарного массового человека. Общество, цивилизация лежат в зле. Закон построен на неправде. Это закон не Божий, но кесаря мира этого. И радикальная революция, и либеральная юриспруденция беспомощные при тотальной моральной уродливости, которая ныне возникает в Украине в виде разных лукавых «рехворм». Но следует не убегать от мира, который лежит в злые, а преломить, изменить его радикальной революцией в массовой психологии, иначе социальные революции неминуемые.