Проблемы национальных меньшинств в исследованиях по истории Волыни

Главная - Культура - Проблемы национальных меньшинств в исследованиях по истории Волыни

История разных этнических групп в Украине все больше привлекает внимание досли-дникив, историков, языковедов, етнологив. Интерес научный работников вызывают не только процессы появления и поселение разнообразных групп в анклаве автохтонного украинского населения, но и экономическое и культурное функционирования этих групп в местах расселения, их взаимодействие с украинцами, взаимоотношения и много других проблем.

Разнообразнейший стороны упомянутого процесса рассматривают современные истори-ки, особенно богатыми на исследование по проблемам национальных меньшинств 90-стали те года ХХ столетие, когда начали приоткрываться новые, неизвестные или забытые досьо-годни страницы истории, когда стали более доступными широкой массе публикации ученых Польши, Словакии, Венгрии, Чехии, Германии.

Разнообразный состав населения Волыни, который особенно рельефно стал виявля-тися в ХИХ столетии, уже тогда был предметом изучения. Из первых десятилетий девятнадцатого столетия в Волынской губернии фиксируются численные группы немцев, поляков, евреев, чехов, караимов. Получая статус колонистов, иностранце осе-ляються, покупают недвижимость, образовывают отдельные поселения из своим самовряду-ванням, основывают школы. Ощутимый рост имигрантив на территории Волыни вызвало целый комплекс проблем, которые правительство России старалось решить через по-переднее изучение, сбор статистических данных и т.п. Именно такие задачи относились перед государственными чиновниками, которых командировали в губернию правительство и Святийший Синод. Среди них О. Воронин, Е. Крижановський, И. Рудченко, результатами в-учения ими вопросов об иностранных поселенцах и их быту и обычаи стали опубли-ковани материалы [1;4;3].

Царские чиновники нередко писали свои докладные записки по определенному плану, пункты которого были определены членами правительства заведомо. Такой план обязательно предусматривал стандартный набор сведений, как это: количество поселенцев (семей), ми-сце их предыдущего помещения и место поселения, количество приобретенной и орендо-ваной земли, вероисповедание, количество основанных ими поселений и т.ин. К вказа-них сведений прибавлялись собственные мысли и впечатления, характеристики образа жизни, быта и обычаев колонистов. Нередко содержались выводы в отношении пода-льшого устройство жизни иностранных поселян и политики власти относительно них.

В опубликованных записках авторы в целом положительно оценивали влияние ино-земних поселенцев на экономический та культурное развитие Волыни. “...Нельзя не признать огромной пользы и выгоды, - пишет О. Воронин, - какой она (колониза-ция) дает стране, превнося с собой не только капитал рабочей силы, труда и зна-ния, но и значительные сбережения,

колонисты разрабатывают обширные пространства земель, лежавшие в запустении, обращая волынские пески и болота в плодоносные нивы, населяя пустоши и внося движение и жизнь там, где к по-явления колонистов царствовали глушь и дичь. Появление деятельных и энер-гичных земледельцев, усвоивших приемы высшей культуры, среди нашего кре-стьянства не может не остаться без влияния на него в культурообразном отноше-нии...” [1, 15].

Однако, рядом с положительным влиянием колонизации О. Воронин, а за ним и И. Рудченко, обращали внимание на политическую сторону процесса. Усматривая опасность быстрого колонизационного движения в западные губернии, царский чиновник пишет: “...колонизация

быстро изменит характер землевладения на Волыни, отда-лит поставленную правительством цель - обрусение...” [1, 16]. Поэтому правительство, чтобы предрасположить на свою сторону колонистов, предоставлял им льготы по землевладению, самоуправлению. В особом положении с этой точки зрения оказались чешские пе-реселенци, относительно которых правительство приняло специальное постановление и предусматривал, что “...сила этого элемента

должна способствовать ославлению полонизма и католицизма в крае...” [3, 160-161].

Не смотря на похожесть позиций И. Рудченка и О. Воронина относительно иностранных колонистов, их исследования различаются. “Записка” И. Рудченка появилась в печати позднее почти на десять лет, в 1882 году, тогда, когда общая линия правительства относительно иностранцев изменяется: внутренняя реакция 80 - 90-х лет вызвала к жизни целый ряд ограничительных законов [4]. Поэтому в исследовании просматриваются черты именно такого изменения: оценки более категоричные, выводы ризкиши. Кроме того, необходимо вспомнить, что Александр Воронин, представляя правительство, в тот же время, завоевал ав-торитет и в среде колонистов, которые, полагаясь на его порядочность и чес-нисть, избрали Александра Воронина своим уполномоченным. Отдельное место среди исследований ХИХ ст. занимает работа Е. Крижановського “Чехи на Волыни” [4]. Е. Крижановський, действительный статский советник, представлял Святийший Синод и за его задачей был откомандирован на Волынь для изучения религиозных дел чешских колонистов. После польского восстания 1863 года като-ликам было запрещено покупать землю, поэтому чехи, переселяясь в Россию, на-зивали себя гуситами, последователями Яна Гуса, а значит имели право покупать землю. Кроме того, в соответствии с упомянутым постановлением им предоставлялась свобода совести и был данное разрешение на создание чешско-братской церкви. Анализируя до-кладно эти процессы Е. Крижановський останавливается также и на причинах пересе-лення, и на быту чехов на Волыни. В отличие от исследований О. Воронина и И. Рудченка, что в своей основе имели широкий статистический материал, работа “Чехи на Волыни” носит описательный характер, но дает богатый материал из истории чешской колонизации.