АНТИЧНАЯ КУЛЬТУРА И ФИЛОСОФИЯ. ИДЕИ И СРЕДСТВА ФИЛОСОФИИ СОКРАТА. ПРОБЛЕМА ЧЕЛОВЕКА

Главная - Культура - АНТИЧНАЯ КУЛЬТУРА И ФИЛОСОФИЯ. ИДЕИ И СРЕДСТВА ФИЛОСОФИИ СОКРАТА. ПРОБЛЕМА ЧЕЛОВЕКА

Сократ избирал известного политического деятеля или просто известного человека, после того, как и прочитала свою речь, и начинал ставить свои известные вопросы. К тому же зпочатку Сократ стремительно хвалил своего собеседника, говорил, что он такой умный, известный человек в городе, и что ему не трудно ответить на такой элементарный вопрос. Сократ ставил свой действительно элементарный вопрос (но только на первый взгляд). Собеседник вызывающе и нехотя отвечал на него, Сократ в свою очередь ставил дежурный вопрос, который касался того же вопроса, собеседник снова отвечал, Сократ спрашивал и это приводило к тому, что собеседник, окончательно, своим последним ответом противоречил своему первому ответу. Тогда возмущенный собеседник спрашивал Сократа, знает ли он сам ответ на этот вопрос, Сократ же полностью спокойно отвечал, что не знает и спокойно шел прочь. Именно этой своей винятковистиею, гениальнистиею, вишуканистиею Сократ ³ ïðîñëàâèâñÿ.

Сократ при этом пользовался грозной и непобедимой оружием-иронией. Cокративская ирония выступает в качестве диалектичой ловушки, при посредничестве которой здравый смысл должен выйти из всевозможного своего окостениния и дойти - не к самодовольной всезнайке, а к имманентной ему самому истины, эта ирония есть не что другое, как форма, свойственная философии в ее субъективном отношении к повседневному сознанию.

Эта ирония казалась производной от какой-то загадочной, демонической силы Сократа, который ставит его над людьми, какими бы талантливыми и умными они не были. Секрет этого внутреннего превосходства, этой силы, скрытой за добродушной ухмилкою, в том, что сам Сократ неуязвимий. В его что сбивающих из толку вещах все время чувствует себя некоторая определенность человека, который хотя и не имеет готового ответа на свои вопросы, но знает что-то больше, а именно: во имя чего идет поиск и как именно его надо вести, что придает его иронии непобориму силу Антея. Эта внутренняя определенность Сократа выходит также из его убеждения о возможности рационального осмысления и познания жизни во всех своих проявлениях, во всех, даже темных и мистических, сторонах и тончайших движениях человеческой души и интеллекта. Сократ убежден, что во всей разноцветности жизненных перепитий есть что-то объединительное, некоторый общий смысл, который может быть выражен единственной идеей, понятием.

Испытывая других на мудрость, Сократ сам вовсе не претендует на звание мудреца, оно, по его мнению, подходит богу. Если человек самоудовлетворенно считает, что на все он знает готовые ответы, то такой человек для философии погибший, ей ненужно ломать председателя в поисках наиболее верных понятий, ненужно двигаться далее по бесконечным лабиринтам мысли. Он почивае на лаврах истины, что на проверку оказываются собранием самих убогих, плоских представителей премудрости толпы. Так почитаючий себя мудрецом оказывается всего лишь премудрым пескарем. " Я знаю только то, что ничего не знаю. " Это любимое выражение, кредо сократовськой собственной позиции. " Я ничего не знаю" — это значит, что как бы далеко я не продвинувся в одиссеях мысли, я не успокаиваюсь на достигнутом, не обману себя иллюзиею, что поймала жар-птица истины. Не будем забывать, что Сократа сопровождали не только влюбленные взгляды, но и взгляды, полные ненависти. Особенно возненавидели Сократа те из софистив, что сделали искусство доводить правое и неправое своей профессией. Кто замахивается на самообольщение темных и пустых людей, тот сначала человек беспокоен, потом нестерпим, и наконец, преступник, который заслуживает смерти. Первым полушутливым обвинением против Сократа было постановка в 423 году комедии Аристофана "Тучи". В которой Сократ изображается мастером "кривых вещей". В один из дней 399 года к н. э. . Жители Афин читали выставленный для общего обсуждения текст :" Это обвинение написал и клятвенно засвидетельствовал Мелет, сын Мелета, пифеець, против Сократа, сына Софраникса из дома Алопеки. Сократ обвиняется в том, что он не признает богов, которых признает город, и вводит других, новых богов. Обвиняется он и в растлении молодежи. Необходимое наказание — смерть". Плуты мысли не простили Сократу его иронию, слишком сокрушительную для них. В ричах Сократа на суде, с большой художественной силой переданных Платоном, удивляет то, что он сам сознательно и решительно отрезает себе все пути к спасению, он сам идет навстречу смертному приговору. В его рассуждениях подступно бьется мысль: раз уже, афиняне, вы дошли до такого позора, что судитие наймудришолго из эллинов, то выпейте чашу позора к дну. Не меня, Сократа, судить вы, а самих себя, не мне выносить приговор, а себе, на вас ложится незмиваеме клеймо. Лишая жизнь мудрого и благородного человека, общество себя лишает мудрости и воспитанности, лишает себя силы, которая стимулирует, ищущей, критической, что тревожит мысли. И вот меня, человека медленного и старого (Сократу было тогда 70 лет), догнала и, что настигает не так стремительно, — смерть, а моих обвинителей, людей сильных и проворных, — и, что бежит быстрее, — порча. Я ухожу отсюда, осужденный вами к смерти, а мои обвинители уходят, пойманные правдой в злодействе и несправедливости. У порога смерти Сократ пророчествуе, что то же время после его гибели постигне афинян кара тяжелее, чем и, которой его наказали. Сократ сам осудил себя на смерть, и, уже осужденный, твердо отказался от реальной возможности бежать из тюрьмы и пойти в изгнание. Он самохить дал разп'яти себя на кресте "Отеческих законов" он наилучшим образом продемонстрировал неистинность данных законов всему миру. Пророчество Сократа сбылось: позор павший на головы его судей, и прежде всего на головы обвинителей. Они, так же как тиран, который судил Зенона Элейского, были побиты камнями и, как сообщает Плутарх, повесились, потому что не вынесли презрения афинян, что лишили их "огня и воды".

Смерть Сократа появилась последним и самим изобличительным, самим гениальным его философским произведением, визвавшим глубокое брожение умов и могучий общественный резонанс в течение многих сториччь человеческой истории. Юный ученик Сократа - Платон, присутствующий на судебном процессе, испытал настолько сильное моральное потряссиння, что тяжело занемог. " Как жить дальше в обществе, которое карает за мудрость"? - вот вопрос, который встал перед Платоном во всей своей драматической и что породило другой вопрос :" Которым должно быть общество, построенное в полном соответствии с мудростью"? Так родилась первая философская утопия о "справедливом" (для своего времени) общественном строю, которая оказала впоследствии большое влияние на возникновение и развитие утопического социализма.