Социальная природа и функции искусства

Главная - Культура - Социальная природа и функции искусства

1. Социальная природа и функции искусства

Среди форм эстетической деятельности особенное место занимает искусство во всей разновидности своих форм, видов, типов и тому подобное. Однако искусству присущая специфика не только в пределах эстетической деятельности, оно в целом являет собой уникальный общественный феномен. «Искусство, — пишет Ю. М. Лотман, — воссоздает принципиально новый уровень действительности, который отличается от нее определенным увеличением свободы. Свобода привносится в те сферы, которые в реальности ее не имеют. Безальтернативное становится альтернативным. Оно делает возможным не только запрещено, но и невозможно. Поэтому по отношению к реальности искусство выступает как область свободы» 1.

Социальная сущность искусства заключается в том, что художественное развитие общества обусловлено естественно-историческим процессом, то есть его развитие выявляет характерные закономерности, что связанные с определенными периодами становления человеческой культуры.

Первая из них определяется как закономерность возникновения искусства : оно появилось как результат эстетических потребностей и эстетических способностей, которые развились непосредственно в пределах практической деятельности человека. Самые давние достопримечательности, начало художественной деятельности исследователи относят к эпохе палеолита (приблизительно 40-50 тыс. лет к н. е. ). Наиболее давние следы этой деятельности являют собой нанесены человеческой рукой «признака», очевидно, имитация «ран». Это первые попытки давнего человека, «отметка» ее способности целеустремленно влиять на мир в соотношении со своими потребностями. Некоторый магический ритуал предшествовал трудовому процессу, который в те далекие времена был представлен в основном охотой. Нанесенное «ранение» не имело характера символа, это была попытка предупреждающего действия, она предшествовала нанесению настоящей раны животным. Вера в магическую связь между изображением и реальностью заставляла первобытного «художника» производить такой ритуал. Магические реалии представляют не другую действительность, а ее инобытие. Первобытное убеждение в том, что определенными действиями, изображениями, словесными формулами можно повлиять на состояние реального физического объекта, хранятся в существующих и до сих пор замовах, заклинаниях, возникновение которых погружается в глубокую давность.

Спустя некоторое время совершенствовалось сходство, «естественность» ран, которые были нанесены с помощью орудий охоты (копье, топор), : для этого представляющую рану покрывали охрой ярко-красного цвета. Все эти действия складывали магическую операцию охоты. Английский культурознавець Хейзер справедливо отмечает, что, когда художник палеолита рисовал на скале, он изображал реального животного. Для него мир фантазии и искусства еще не был самостоятельным, отделенным от действительности, которая воспринималась эмпирически. Он еще ни противопоставлял, ни размежевывал эти сферы, но видел в одной прямое продолжение другой.

Древние люди охотились, убивали и съедали животных, воспринимая человеческое тело как продолжение тела животного. Это осознанное единство побуждало к поискам общего языка между человеком и животным : производился ритуал перерядження и подражания повадкам, поведению определенного животного, человек стремился принять ее вид. Отождествление себя с животным со временем повлекло зарождение тотемизма, в основе которого лежит представление прет тотем (животного, которое боготворится) как родоначальника охранника первобытного коллектива. Во многих первобытных культурах сохранился миф о происхождении племени от совокупления женщины с этим животным. Рассказ легенды сопровождался обычно священно-обрядовым танком, в котором роль тотема исполнял мужчина этого племени. Воссоздание своей истории, хотя бы в такой фантастической форме, стало толчком к появлению мифов, какие исследователи считают историческим переходом от магических реалий к искусству, поскольку они способствовали формированию у человека способности к творческому представлению, фантазии, что дало возможность первобытному человеку вырваться из ситуации «здесь и сейчас». По мнению М. К. Мамардашвили, «мифические и религиозные фантазии рождались не потому, что человек будто пытался »заговорить« стихийные и грозные силы природы, а из-за страха необразованности человека, которая не знала законов физики. Напротив, миф есть организация такого мира, в котором, чтобы не случилось, как раз все понятно и мало смысл.То есть, миф есть способ и конструирование человеческих сил или самого человека, а не представление о мире — правильное или неправильное. Миф не представления, а возобновления и создания человеком себя в бытии, в котором для нее нет естественных оснований. И потому на месте отсутствующих основ и появляются определенные »машины« культуры, которые называются мифом» 1.

Мифы позволили предпринять шаг до постигания мира, попытку его осмысления. Обиды мифов по большей части являются фантасмагорическими, содержат в себе взаимосвязь, симбиоз человека и животного (кентавр, минотавр, сирены и другие обиды, которые пришли к нам уже через развитую античную мифологию). Но еще в пределах мифов производились основные образные и метафорические средства будущего искусства. Мифология — специфическая для родового общества форма выражения идеологического синкретизма. Древние мифы содержат в себе соединенные элементы искусства, религии, донаукови представления о природе и обществе. Давний человек не знал общечеловеческого значения предметов, а только утилитарное. Лишь с осознанием, например, общей значимости обостренного конца копья или стрелы появляется потребность любым образом, каким-то признаком для себя и для других закрепить удачно найденную форму. Да, из насечек, сначала хаотических, неупорядоченных, формируется первый орнамент, а утилитарное отношение дополняется эстетическим содержанием. В более поздних рисунках животных уже появляется изображение копья или стрелы, одиночное изображение рисунка животного вмещается в конкретную жизненную ситуацию (например, животное в отряде). Заканчивается этот процесс тем, что на рисунке появляется и сам охотник, который является составляющей изображенного из жизни эпизода. С появлением зеркального «двойника» завершается процесс рождения искусства. Из утилитарно-практического развилось духовно-практическое отношение к изображенному, то есть человек начинает создавать не «двойную» реальность, а «другую» природу. Постепенно это отношение распространяется и на «натуру» (первую природу), формируя ее эстетическое восприятие.