Этичные взгляды средневековья

Главная - Культура - Этичные взгляды средневековья

Изменение всемирно-исторических эпох, переход от античности к средневековью фактически происходил в хронологических рамках самого античного общества. Отправным ее пунктом стал кризис III — IV ст., которая отразилась на всех сферах жизни Древнего Рима. В начале IV ст. христианство из формы протеста порабощенных и обездоленных, веры гонимой и преследуемой превратилось в официально признанный культ, который занял доминирующее положение в империи.

Поскольку христианство происходит из античной культуры, то при всей своей сущностной противоположности этой культуре оно все-таки в определенных моментах наследует античность. Это характерно также для и этичной мысли. Строй основных моральных проблем, выделение само добродетелей как существенных моментов морального совершенствования, продолжает сформированную античностью познавательную позицию. Вместе с тем исходные фундаменты обоснования, изменение кута рассмотрению (например, из природы человеческих добродетелей на абстрактно-общие в силу своей божественности моральные суждения и нормы) свидетельствуют о появлении новой степени в развитии этичной мысли.

При исследовании культурных традиций средневековья, в частности в этичной отрасли, следует избегать предвзятого отношения, которое утвердилось в свое время относительно этого периода. «На средние века,— писал Ф. Энгельс,— смотрели как на простой перерыв в ходе истории, вызванный тысячелетним общим варварством. Никто не сворачивал внимания на большие успехи, сделанные в течение средних веков. . . » '.

Анализ специфики средневековой этичной позиции предусматривает учет того, что в центре христианского миропонимания вместо безличного космоса античности появился сам творец всего сущего — Бог, абсолютная образовывающая сила, наделенная неизменностью, всевиданням, могущественностью, бесконечностью, всеблагистю и т. д. Им созданный и управляемый мир. Вместе с тем все величие, целесообразность, красота мира — ничто по сравнению с невиданным величием, мудростью, красотой и благистю вечного Бога. Ведь Земля — юдоль плача, воплощения надежд и разочарований. Земное благо — лишь видимость, иллюзия, в то время как зло — вездесущая реальность.

Христианское унижение мира земного является в то же время и возвеличиванием его творца и мира потустороннего. Данная точка отсчета превращает проблему бытия в проблему человеческого общения с богом, полностью окрашивая всю средневековую духовность, а затем и сама средневековая жизнь моральной проблематикой. Человек является творением по образу и подобию божьему. С этой точки зрения она — уникальное творение, наделенное божьим даром — свободой воли и, следовательно, благом.

Все добродетели сконцентрированы в наивысшей любви к Богу как к носителю морали, блага. Если же человек выявляет гордыню в забвении Господа, то все добродетели в ней уничтожаются. Зло есть отпадание человека от «дела господнего». Греховность — единственный источник общей зипсутости. Смерть — момент расплаты за грехопадение. Как свобода воли, так и смерть являют собой моральные феномены, связанные с главным моральным источником — Богом. Таким образом, главная проблема средневекового свитовидношення «Бог — человек» определял решение всех моральных проблем (проблемы зла в созданном благим Богом мире; свободы воли человека в системе божественного обречения; индивидуального морального задания в практическом поведении и т. д. ). В свою очередь, этичная направленность превращалась в основной принцип теолого-философського рассмотрения проблем мироздания, человеческого бытия, отношения человека к Богу.

Господствующие представления относительно проникнутой земного мира и человеческого существования божественным обречениям определяли специфику теоретико-пизнавальних возможностей средневековой этичной мысли. В течение всего средневековья обстоювалася мысль о преимуществе веры над умом, преобладающую силу религиозного авторитета в сравнении с человеческим познанием. Теоцентризм христианской картины мира требовал веры, а не умной доказательности, как исходной предпосылки для ориентации человека в мире.

Жизненная истина постигает сердцем и выступает в качестве предмета веры. Логика и ум выявляют ограниченность, а часто и несостоятельность в поисках своего истинного жизненного пути. Таким образом, в христианской традиции решение моральных проблем находится в неразрывной связи с онтологически-теологическими представлениями. Нравственность как объект рассмотрения толкуется как объективно-божественный, надин-дивидуальний феномен, не теоретически пизнаванний, а религиозно обозримый. Поэтому для эпохи средневековья типичное исчезновение светских этичных концепций. Остается теологическое обоснование моральных требований как заповедей Бога. Однако и в такой ипостаси этичное мнение средневековья не было однородным.

Доминантное положение занимало объективно-божественное обоснование нравственности в системах главных идеологов христианства, официальных представителей церкви Августина Блаженного и Фоми Аквинського. Самый выдающийся среди западных отцов церкви Аврелий Августин был одним из ярких представителей раннехристианской мысли, труды которого оказали самое сильное влияние по средневековому философскому и этичному мнению. Будучи первой систематизацией средневекового мировоззрения, Августин на целую эпоху заложил модель теоретического решения моральных проблем. От философов поздней античности он перенял практически-этичную установку как главную цель философского знания, изменив ее в -видповидности с положениями и заданиями христианства. Именно благодаря его настойчивым теологическим усилиям нравственность получила божественный статус и потеряла ориентацию на возможность личностной суверенности в ней.