Категории «прекрасное» и «уродливое»

Главная - Культура - Категории «прекрасное» и «уродливое»

Среди наивысших ценностей человечества, которыми является истина, добро и красота, последняя занимает особенное место в жизни человека. Она издавна была предметом дискуссий, столкновения разных мыслей и представлений. Трудно определить, когда в языке появилось понятие прекрасное, однако известно, что исторические представления о красоте нередко противоречат друг другу. От чего же зависит представление о красоте, которым является ее измерение, какие оттенки свойственны ей?

В русской поэзии красивую девушку сравнивают с ласковым Солнцем - «красная девица» (от цвета и тепла Солнца). А вот для стран Востока такое сравнение традиционно неприемлемо. Напротив, здесь поэты сравнивают девушку с Луной. В каком же случае сравнения удачнее? Скажем так: каждое из них замечательное и истинное для своего места. В обоих действует одна и та же закономерность, но дает разные последствия, А это значит, что реальные предметы, которые оцениваются как прекрасные, отличаются между собой. Следовательно, стремление выяснить сущность прекрасного, сопоставляя между собой самые замечательные предметы, не имеет смысла.

Интересно, что на это обратил внимание еще два с половиной тысячелетия потому древнегреческий философ Платон в диалоге «Гиппий Больше», где воссоздается беседа Сократа с софистом Гиппием. На Сократове вопроса «Что такое прекрасное»? Гиппий отвечает: это, мол, прекрасная девушка, прекрасный горшок или прекрасная кобилиця. Такой ответ не удовлетворил Сократа. Почему? А потому, что Гиппий назвал красоту отдельных предметов, которые не отображают сущность прекрасного.

В своем труде Платон отбрасывает и другие известны ему концепции прекрасного, в частности, что прекрасное - это что-то выгодное, целесообразное или - какое-то чувственное удовольствие. По его мнению, «прекрасное по природе своей что-то, во-первых, вечное, то есть такое, которое не знает ни рождения, ни гибели, ни роста, ни обнищания, а во-вторых, не в чем-то прекрасное, а в чем-то уродливое, не когда-то, где-то, для кого-то и сравнительно с чем-то прекрасное, а в другое время, в другом месте, для другого и сравнительно с другим уродливое. . . все же другие разновидности прекрасного причастные к нему таким образом, что они возникают и погибают, а его становится ни больше, ни меньше и никаких влияний оно не чувствует». В этом определении Платон дает представление о прекрасном как «извечную идею», к которой реальные прекрасные вещи имеют лишь опосредствованное отношение.

В те же времена другое представление о прекрасном зародилось в эстетической концепции Аристотеля. Стихийный материализм этого мыслителя заставил его искать сущность красоты в объективных свойствах предметов и явлений. Для него красота содержится в величине и порядке. Заложенная Аристотелем традиция поиска объективных свойств предметов, которые обеспечивают их совершенство, хотя и была представлена в истории эстетики многочисленными вариантами, однако раскрыть тайну красоты все же не смогла.

Свойством, которое обеспечивает совершенство, называли гармонию, симметрию, пропорцию, целесообразность, соразмерность. С этими представлениями связанные поиски и вычисления уже упоминавшегося золотого пересечения, то есть таких соотношений между частями, например, человеческого тела или архитектурного сооружения, сдержка которых обеспечивала бы совершенство объекта. Однако оказалось, что так называемое золотое пересечение является далеко не единственным эстетически стоящим пропорциональным соотношением - и в природе, и в архитектуре, во всех сферах искусства эстетическое влияние формируют разнообразные принципы пропорциональности. В то же время предметы, что построены по закону «золотого пересечения», нередко остаются эстетически нейтральными или даже производят негативное эстетическое впечатление. Причина здесь простая - принцип «золотого пересечения» исключает из процесса создания потенциальные возможности, фантазию человека, ее активное участие в эстетической оценке.

Аристотелю принадлежит приоритет в понимании того, что чем более сложный объект становится предметом эстетической оценки, тем тяжелее отыскать для этого убедительное основание. «Жизнь, если брать его исключительно таким, которым оно есть, не лишенное своеобразного элемента прекрасного» и «Ничего противоестественного не может быть прекрасным». Аристотель использует для определения сущности прекрасного принцип целесообразности. «Не случайность, а целесообразность присутствующая во всех творениях природы, к тому же наивысшей мерой, ради которой они существуют или возникли, - принадлежат к отрасли прекрасного». Возрождение возобновило саму ценность живого, чувственного человека. Оно не ограничилось античными представлениями о красоте как симметрии и соразмерности, целесообразности и гармонии. В ренессансной эстетике красота определялась прежде всего как гармония материи и духа, тела и души, человека и окружающего мира. Л. Б. Альберте, один из ведущих художников и теоретиков искусства эпохи Возрождения, так определял красоту в своем трактате «Об архитектуре»: «Красота есть строгая гармония всех частей, объединенных тем, почему они принадлежат, - такая, что ни прибавить, ни отнять, ни изменить ничего нельзя, если бы не сделать хуже. Большая это и божественная вещь, осуществление которой требует всех сил искусства и одаренности, редко когда даже самой природе дано вытворить что-то полностью совершенно и во всех отношениях совершенное. . . Из сказанного, я думаю, понятно, что красота, как что-то свойственное и прирожденное телу, разлитая по всему телу той мерой, которой оно прекрасно».

Однако искусство суток Возрождение, обращенное к духовному миру человека, осуществив синтез идей гуманизма со стихийно-материалистической теорией красоты, не могло ограничиться пониманием красоты как объективных свойств и качеств предмета. Ведь красота человека зависит не только от внешнего совершенства ее тела, но и в значительной степени от внутреннего движения души, которая имеет проявление в гармонии манеры, движения, выразительности и тому подобное. Эстетика Ренессанса вводит новую характеристику красоты - грацию, которая не сводится ни к каким количественным определениям. Грация означала субъективную неповторимую красоту, то есть такую гармонию, которая проявляется не в статичном соотношении частей объекта, а в его динамике, выразительности, руссе, развитию.