Историческая динамика функций искусства

Главная - Культура - Историческая динамика функций искусства

Самая по себе проблема функций искусства - это развернутая широко, за пространством и временами, жизнедеятельность общества в сфере художественной культуры. Практически невозможно установить границы действий и влияния искусства, а затем - и границы интересов отдельного человека и человечества в целом. Искусство, как и любая другая общественная форма сознания, осуществляет определенное свое назначение в соответствии с его специфическими возможностями, обусловленными как богатством жизнедеятельности человека, так и видовыми средствами художественного отображения.

Функция искусства многоотраслевая за разновидностями своей действенности в разных сферах бытия; она исторически изменяема в онтологическом значении учитывая существующие социолого-искусствоведческие, философские и эстетичные ее концепции. Рассмотрение функций искусства - это также одно из возможных познаний его сущности.

О том, что искусство имеет огромную силу влияния на человека, знали еще издавна; что оно может превратить внутреннее моральное и психическое состояние, говорилось из тех времен, когда появились такие понятия, как «музыкальный етос», трагедийный «катарсис», поучительные басни Езопа, сатира Аристофана, Плавта, Теренция. В поэме Гесиода «Работы и дне» имеем систему советов: «Слушайся голоса правды да и мысли не имей о насилии»; «Как же кто, свидетельствуя, говорит неправду и клянется лживо, тот справедливость нарушил, самого себя. потеряв»; «Мисливши счастье тебе, я скажу, нерассудительный Перс, даже общиной легко дойти к пороку легкого» 18. В самом своем зарождении искусство мало практическое назначение, даже не как искусство, а как ближайшее и найпрямиший средство определенного убеждения верить в истину, моральную справедливость, достижение ловкости в диях.

Если пересчитывать функциональные возможности искусства, то их нужно будет назвать немало и от этого не уменьшится, а увеличится вопросов относительно того, какая природа функций искусства. Прежде всего о соизмеримости этих функций (меньшая-большая-меньшая). Чему именно их столько, каким образом меняется их роль и значимость? Будут ли они всегда. Что есть системотворенням в синтезе этих функций? Что есть прямой, а что лишь опосредствованной функцией искусства?

Не стремясь к установлению очередности, перечислим те функции, которые чаще всего становились предметом анализа с той или другой мерой убедительности: познавательная, воспитательная, практически-утилитарная, эвристическая, прогностическая, релаксацийна, терапевтическая, компенсаторная, культур-творческая, знаково-коммуникативная, информативная, гедонистическая, развлекательная та игровая. Несмотря на условность деления и определенные несогласия между теоретиками в том, сколько же вообще должны быть функций искусства и которые в нем потенциальные весь^-все-возможност-все названные функциональные признаки (в этом нет сомнения) дополняют одна одну, их нельзя ни опровергнуть как несуществующие вообще, ни признать какую-то или несколько генерализованими, т.е. такими, что способны принимать на себя всю дияльнисну силу искусства.

В чем заключается взаимообусловленность сущности и функций искусства? Начнем из социальных функций - одной из коренных проблем эстетики. Речь идет, в сущности, не только о проявлении функциональных возможностей искусства в разнообразнейший сферах жизни общества, а и о происхождении, социально-исторической детерминированности художественного творчества человека как человека. Обретение человечеством способности художественного постижения мира - это следствие качественных прыжков эволюционного процесса, накопление собственно человеческих свойств, которые достали выражение как в самой социальной потребности, так и в зафиксированности этой потребности в органах, способных к созданию искусства. Социальная потребность искусства и генетическая основа его возникновения нераздельные. Функция искусства рождена на одному з кол развития нужд социализации индивидуальных свойств и поведения человека.

Искусство - такой же мерой плод деятельности человека, как и способ неизменного духовного создания человеческого бытия. Главным фактором биологической эволюции человека было влияние социальных нужд. Происходило осуществление «генетической программы», которая могла бы отвечать необходимости, порождаемой формированиями отношений. Все более более заметным становилось нарастание социологизаций биологических свойств в поведении человека. В утверждении полноты человеческих свойств рядом с производственной деятельностью, моралью, физическим усовершенствованием возникло искусство как генетическое неотъемлемая черта человека. Говоря о том, что оно - продукт социальных требований, которые возникают перед индивидом в процессе закрепления опыта и навыков экзотерическим (зовнипредметним) способом, в процессе социализованих форм общения, а потом и функционирование сформированной целостной системы культуры, мы вместе с тем не должны выпускать из поля зрения и качества объективно формированных психических свойств поведения, которые требуют упорядочения (гармонизации) отношений индивида и среды. Человеку из древнейших времен присущий стремление к внешнему упорядочению форм, которые приобретали самоценную значимость. По этому поводу интересными, на наш взгляд, есть мысли исследователя П. Кууси: «Потребностью в красоте и ясности мы полностью обязаны нашей уникальной нервной системе». Он обращает внимание на то, что разнообразные и багаточисленни сигналы, которые постоянно получают органы чувств, слились бы в сплошной хаос, если бы нервная система их просто регистрировала. Прежде чем проанализировать и использовать, их необходимо организовать, упорядочить, предоставить им надлежащей эстетичной формы. «Все это входит,- делает вывод автор,- у задачу нервной системы. Наше зрение фиксирует формы навколишности. Происходит неизменная организация поля своего зрения, в которой мы стремимся к простоте и ясности». Г. Кууси прибавлял к этому, с чем соглашается много известных исследователей, что десятки тысяч лет тому разные племена охотников и собирателей независимо одно от одного использовали в своих украшениях и наскельних рисунках одни и те же геометрические формы - круга, треугольники, спирали, параллельные линии. И это свидетельствует об определенной «одинаковости понимания прекрасного, так же, как и в единой языковой структуре оказывается общность происхождения всех представителей человеческого рода»; «на протяжении всей эволюции человек стремился сделать среду проживания приятным, чистым и красивым» 19.