Авиация в годы Второй мировой войны

Главная - Астрономия, авиация, космонавтика - Авиация в годы Второй мировой войны

В ходе войны советским авиаконструкторам не пришлось спешно, в пожарном порядке, проецировать принципиально другие машины в связи с изменением военной концепции. Исключение составляет, наверное, высотный Миг-3, появление которого накануне войны стало событием в отечественном и мировом авиастроении. Вопреки предвоенным взглядам, воздушная война шла не на стеле боевых машин, а на воздержанных висотах. «В первые же месяцы войны убедились,- упоминает генеральный авиаконструктор А. Яковлев,- что немецкие летчики на истребителях «Мессершмитт», что владели меньшей высотностью, чем Мытые, не ведут бои на тех высотах, где они слабее. Наоборот, они стремились завязать все бои на малой высоте, где более трудный Миг проигрывал в маневре». Попытка оснастить Миг-3 «звездой» воздушного охлаждения АШ-82 оказалась опоздавшей: к тому времени был практически готовый Ла-5. В 1942 году машину сняли из производства. Однако в начале войны 2400 выпущенных Мигов сыграли важную роль в борьбе с превосходящими силами «Люфтваффе».

Бомбардировщики

27 сентября 1939 года, через четыре недели после начала фашистской агрессии и второй мировой войны, 1150 самолетов с черными крестами на плоскостях, не таясь, или едва не в парадном порядке, обрушили на Варшаву фугасные и зажигательные бомбы. Город, который находился в кильке фашистских войск, стал первым объектом тотальной, варварской бомбардировки немецкой авиации.За ходом «Огненного крещения» «Люфтваффе» (именно так назывался пропагандистский фильм, кадры уничтожения Варшавы, снятые для пугания других государств - жертв будущей гитлеровской агрессии) наблюдал сам фюрер. Наблюдательный пункт в окраинах Варшавы напоминал больше парадную трибуну, чем военную позицию,- нанести контрудар поляки уже не могли. Результат войны был решен, бомбардировкам фашисты хотели продемонстрировать мира мощь своей авиации. Как на обучениях, гитлеровская авиация провела операции на Западе и в Скандинавских странах и в первые же дни завоевала господства в небе никогда могущественного авиационного государства Франции. Готовя плацдарм для воздушной войны против Англии, немцы старались захватить целехонькими французские, бельгийские и голландские аэродромы. Бомбили и обстреливали лишь окраины летных полей, подавляли зенитные батареи, заставляли расчеты залезать в щели. Немедленно, еще к окончанию «обработки» аэродрома, снимали парашютистов. Те довершали разгром гарнизона. На неповрежденные летные поля приземлялись транспортные машины с войсками.

В конце мая разыгрался последний акт «странной» войны на Западе: континент оставили остатки английского экспедиционного корпуса и французских войск. В Европе не осталось больше силы, способной устоять против гитлеровской военной машины, против опьяненных легкими победами «Люфтваффе». «Демаркационной линией» стал Ла-Манш.

Если войска не стоят друг против вторая, не идут в атаку танцы, и неприятель неуязвимый от огня трудной артиллерии, главным орудием войны становится бомбардировщик, своеобразный «снаряд» сверхдальней «артиллерии», что посылает смертоносные «гостинцы» за сотни миль от своих позиций. Весной и летом 1940 года «Люфтваффе» начали первые налеты десятков и сотен бомбардировщиков на Англию, но так и не смогли подготовить этими рейдами взрывания на Британские острова немецких войск. Отразить атаку из воздуха англичанам помогла истребительная авиация. Потом настал час экипажей английских бомбардировщиков - им стояло нанести соответствующие визиты через Ла-Манш.

Вопреки немецким планам «разбить русскую сухопутную или армию по крайней мере занять такую территорию, чтобы можно было обеспечить Берлин и промышленные районы Германии от налетов авиации неприятеля» в августе - сентябри 1941 года над Берлином и Восточной Пруссией появились советские бомбардировщики Пе-8 и Мул-4. Ледовый визг бомб, завивание сирен, беспорядочное метание прожекторных лучей, взрывы и пожары - что может быть убедительнее этого своевременного ответа на миф об «разгроме» советской авиации!

Следующий урок гитлеровская авиация получила на ближних происках к Москве, которая по приказу фюрера «Люфтваффе» должны были массированными налетами уравнять с землей. Еще к началу воздушного наступления на нашу столицу немцы убедились: воевать им придется не только с устаревшими И-16 и «Чайками», но и с новейшими истребителями, производство которых нарастало с каждым днем. 2 июля 1941 года разведывательный Не-111 появился в зоне ПВО Москвы на высоте, казалось бы, что гарантировала ему полную безнаказанность. И все-таки «Хейнкель» был сбитый - его «достал» Як -1 лейтенанта С. Гошко. Трофеем стали оперативные карты и шифры, взятые в полет полковником немецкого генерального штаба. На захваченных аэродромах Минска, Бобруйска, Орши, Витебска к рейдам на Москву приготовились опитнейшие экипажи 300 бомбардировщиков «Хенькелей» He-111, «Юнкерсов» Ju-88 и «Дорнье» Do-215. В послужном списке многих пилотов - «акции» над Варшавой и Роттердамом, Ковентри и Лондоном, другими большими и малыми городами Европы. Из нашей стороны защищать Москву стояло экипажам 585 самолетов (170 Миг-3, 75 Лагг-3, 95 Як -1, 200 И-15, 45 И-153 «Чай-ка»), расчетам 1044 зенитных орудий и 336 пулеметов, 618 прожекторных установок, 124 должностей аэростатов заграждения и 702 должностей ВНЕСЕНИЯ («воздушного наблюдения, оповещение и связи»). У Подмосковье развернулось грандиозное строительство: из земли, бетона и дерева инженерные части велели макеты заводов, мостов, составов - приманки для фашистской авиации. Работу принимали экипажи бомбардировщиков СБ и Пе-2. Ночью 11 июля самолеты имитировали ночную атаку ошибочных объектов. После «бомбометание» на земле ярко вспыхнули «пожары». От «разрушений» поднималась светомаскировка, внизу четко угадывались окна «военных заводов».