Опальные 50-генетики х лет. М.И.Вавілов

Главная - Астрономия, авиация, космонавтика - Опальные 50-генетики х лет. М.И.Вавілов

Очень тяжело определить границы широчайшего круга интересов, забот и творческой деятельности Николая Ивановича Вавілова. Наверное, более всего точно эти границы задавались основной целью - работой Вавілова - перестройка земледелия страны на современной научной основе. Чтобы решать эту задачу после победы Большого Октября, в условиях ломки старых укладов и преодоление разрухи, Вавілову пришлось быть одновременно ученым-агрономом и организатором сельскохозяйственной науки, генетиком и селекционером, ботаником и географом, путешественником и представителем Страны Советов по импорту насінь, машин, оборудование, директором основных научных центов генетики и прикладная ботаника, организатором и первым президентом ВАСХНІЛ, членом ВЦИК, руководителем сети опытных станций и опорных пунктов. И вдобавок это лишь быстрое перечисление только основных направлений его титанической работы.

При всей разноплановости его деятельности она на редкость цельная: вся своя жизнь в науке, начиная со студенческой лавы, М. И. Вавілов посвятил изучению культурных растений, преследуя благородную цель - повысить их урожайность, отстранить тем самым угрозу нехватки продуктов питания для жителей нашей страны и всего человечества.

Стремясь к этой цели, М. И. Вавілов решал две взаимозависимых задачи, которые в то далекое время были еще не понятные большинством ученых и тем более широкой общественностью. Первое: мобилизация для нужд селекции генетических ресурсов всех культурных растений и их диких родственников, т.е. их выявления, изучение и сбор в местах естественного вырастания. Второе: сохранение на полях и в хранилищах насінь всего разнообразия форм культурных и родственных им диких растений, разнообразия, которое теперь быстро теряется по мере ликвидации естественных ландшафтов и примитивных систем земледелия, но привлечение которого в селекцию необходимо для постоянного повышения урожайности сельскохозяйственных культур.

Однако большому ученую не судилась легкая судьба. Политическая нестабильность советской империи поставила большой крест на многих его величественных замыслах, на его судьбы ученого и человека.

Трагедия Вавілова не была только личной, она была частью трагедии эпохи. Уже во второй 20-половине х лет начинается полное подавление гласности и переход к командно-административным методам управления. Начинаются репрессии, например по выдуманному делу, так называемой "трудовой крестьянской партии". В 1929 году подвергается гонениям и аресту творец эволюционной генетики, один из выдающихся биологов мира С. С. Четвериков. Начинаются нападки и на других биологов, в том числе на М. К. Кольцова. Тучи начинают сгущаться и над Вавіловим. Но, вероятно, судьба Вавілова не была бы настолько трагической, если бы не появление зловещей фигуры Трофима Лысенко.

Лисенковщина - явление социальное, одно из порождений сталінщини. Но как это не парадоксально, возвышению этого псевдоученого и авантюриста до некоторой степени оказывал содействие сам Вавілов.

Травля Вавілова началось уже внутри Всесоюзного института растениеводства, где он был известным и знаемым целому миру ученым. В 1930 году при ВАСХНІЛ создается институт аспирантуры, которая в скором времени передается Виру. Однако аспирантура пополняется людьми с очень слабой подготовкой. Это группа аспирантов, а вместе с ними малоподготовленные и морально малоустойчивые молодые сотрудники, образовали в институте малую колонну лисенківцев. Они предъявляли обвинение Вавілова в отрыве от практики, в антидарвинизме и даже в реакционности. Когда Вавілов возвратил из экспедиции в США, Мексику и Центральную Америку, он залогов в институте такой разгул клеветнических выступлений, который был вынужден обратиться в президиум ВАСХНИЛ и к народному комиссару земледелия Я.А. Яковлеву.Но клеветники были не только в институте. Вавілову навязывают так называемые "дискуссии", на которые лисенківці и "философы", задают ему провокационные вопросы и обвиняют его в реакционности. Пишутся клеветнические статьи и даже брошюра. Больше того, начинаются прямые политические доносе. В результате всего этого уже в 1931 году на Вавілова было заведенное агентурное дело. Число доносов особенно возросло к 30-конца х лет. Такие, как Э. К. Эмме, писали доносы с или страха по принуждению, но другие, а их большинство, писали по пониманиям или карьеры просто из агрессивной зависти. Один из наиболее мерзких доносов, датировался мартом 1939 года, принадлежал старшему научному сотруднику Вира Г. М. Шликову. "Просто тяжело представить, чтобы реставраторы капитализма пошли мимо такую фигуру, как Вавілов, авторитетный в широких кругах агрономии, особой старый", - пишет вім. Но найстрашнішої и, вероятно, что решает судьбы Вавілова была жалоба Лысенко на него во время одного из приемов в Кремлю. По некоторым данным, это было в марте 1939 года. На этом приеме Лысенко дал ясно понять, что Вавілов является препятствием в его деятельности на пользу социалистическому хозяйству. Ему удалось вызвать недовольство Сталина, а присутствующий при этом Берія сделал соответствующие "оргвиводи". Судьба Вавілова была решена. Чему же его не арестовали тогда же? Есть все основания думать, что арест затянулся через будущий Международного генетичн конгресса.

АРЕСТ: