Ластивчине гнездо

Главная - Архитектура - Ластивчине гнездо

Романтический дворец^-дворец-замок-дворец, который своими формами полностью отвечает названию «Ластивчине гнездо». Хотя сам автор называл его Дворцом любви...

На мысу Ай-Тодор на месте современного дворца в античные времена существовал храм. Потом эту местность захватили племена тавров. Уже в ХиХ веке, здесь сводится усадьба. В начале ХХ столетие эти земли досталось бакинскому нефтяному магнату - барону В.Шнейгелю. На его заказ в 1911 - 1912 годах создается романтический замок-дворец, который своими формами полностью отвечает названию «Ластивчине гнездо». Хотя сам автор называл его Дворцом любви.

Чему-то считается, что сооружение на скале появилась во втором десятилетии прошлого века . На самом деле, сооружению почти 130 лет. Неизвестное,даже,имя первого собственника - в самый раз того,кто отважился первым построить дачу на этом скалистом пятачке.

В российско-турецкую войну 1877-1878 лет на лечение в Крым приехал раненный генерал, для него на месте будущей крепости был сооруженный деревянный домик, (тогда многим героям были подарены земли в Крыму), с его окон было видно лишь море и небо. Первый собственник, очевидно, был романтиком, он назвал это место «замком любви». А какой любви это посвящалось - осталось тайной! «Замок Любови» мы можем увидеть на полотнах известных художников-маринистов: И.К.Айвазовського, Л.Ф. Лагорио, А.П. Боголюбова, - а также на фотографиях того времени. Уместно заметить, самое строение было деревянным и не очень впечатляющей.

Вторым хозяином этой удивительной дачи стал придворный врач А.К. Тобин. О нем также осталось очень мало сведений. После его смерти домиком некоторое время владела вдова, которая в скором времени продала участок московской купчихе Рахманиной. Она снесла старое здание, и в скором времени появился деревянный замок, названный ею «Ластивчине гнездо».

Свой нынешний вид «Ластивчине гнездо» получило благодаря нефтяному промышленнику, барону Штейнгелю. Он занимался бакинской нефтью, а отдыхать ему нравилось в Крыму. Немецкое видение «Ластивчиного гнезда» сильно напоминало средневековые замки родины барона. Он приобрел на скале Авроры дачный участок и решил построить там романтический замок, который напоминает средневековые сооружения на берегах Рейна.

Проект нового дома был заказан инженеру и скульптору Леониду Шервуду, сыну архитектора Владимира Шервуда, автора Исторического музея на Красной площади в Москве. Уже в 1912 году на тесной площадке Лимен-бурун стоял оригинальный готический замок. Задуманная архитектором ступенчатая композиция выходила из малых размеров участка. Здание 12-метровой высоты располагалась на фундаменте шириной 10 и длиной 20 метрив. «Птичьим» объемам отвечало внутреннее устройство: передпокий, гостиная, ступеньки и две спальные последовательно располагались в двухэтажной башне, которая поднималась над скалой, рядом, на краю на кусочке земли, который остался, был сад, но через 15 лет землетрясение обрушило эту часть в воду.

Если в архитектурном отношении Ластивчине гнездо совсем не шедевр, то его художественный образ вызывает увлечение. Трогательное уединение дворца, который стойко противостоит морской стихии, выходит от эффектного расположения. Идея расположения замка на самом крае отвесной скалы, безусловно, не является заслугой архитектора. Живописное место выбрал первый собственник, который невольно увековечил свои мечтания и поднял потомкам сказку в камне.и с чрезмерно выдающимися деталями крепления.

В начале Первой мировой войны имение купило московский купец П. Шелапутин, что открыл в замке ресторан. Но в скором времени купец умер и ресторан закрылся.

В 1927 году Ластивчине гнездо почти погибло во время сильного землетрясения. Были два толчка среди ночи. Первый - слабый, будто предостерегающий, принудил людей выйти из домов, которое помогло избегнуть многих жертв . Второй толчок ударил в полные девять баллов. Именно «гнездо» выдержало, но пострадавшая скала-фундамент. Глубокая косая трещина прошла от ее верхней площадки к середине, так что замок мог в любой момент обрушиться. Часть опорной скалы обрушилась в море, и обзорная площадка угрожающе нависла над пропастью. Самое здание почти не пострадавшее, если не считать сорванных шпилей и оторванного шмата скалы под нижним балконом. Тем не менее в стенах появились трещины, тому стан дворца признали аварийным, закрыв доступ у него на неопределенный термин.

В тридцатые года здесь находился читальный зал местного Дома отдыха, но в скором времени помещение признали аварийным и закрыли . Предложений по технике беспрецедентного и абсолютно необходимого ремонта поступило много. Возникшая даже радикальная идея - разобрать замок пронумеровать каменья и плиты и составить в бывшем порядке на новом, безопасном месте. Но это было бы уже совсем не то «Ластивчине гнездо».Только в 1967-68 годах, через сорок лет после землетрясения, рабочие «Ялтаспецстрою» выполнили этот ремонт, не разбирая стен. Руководил операцией архитектор И.Г. Татиев. Обновленные работы, которые начались в 1968 году, были направлены на укрепления фундамента, частичного видоизменения фасада и внутренних помещений. Автор проекта реставрации, ялтинський конструктор В.Н. Тимофийв посадил крайний блок здания на консольную железобетонную плиту, заведенную под центральный объем. Таким образом была надежно закрепленная крайняя часть дома, которая осталась висеть над обрушенной скалой. Кроме монолитной плиты, все сооружение обнесли антисейсмическими поясами. В такому «антисейсмическом поясе» обновленное Ластивчине гнездо нашло «вторую жизнь» .