Архитектура старинного Риму

Главная - Архитектура - Архитектура старинного Риму

Пантеон не смогли разрушить ни люди, ни времена. Лишь в средние возрасты он был преобразован на церковь, а со временем стал усыпальницей итальянских королей. В небольшой нише видно скромную плиту, а на ней - букет красных гвоздик. Это могила большого художника эпохи Возрождения - Рафаэля Санти.

Образная сила Пантеона - в простоте и целостности архитектурного замысла. В дальнейшем наибольшие зодчие стремились превзойти Пантеон в масштабах и совершенстве воплощения. Античное чувство меры осталось недосяжним.

Такое же нематериальное содержание было заключено и в вилле Адриана в Тибури (ныне Тиволи). Здесь были Золотая площадь с главным сооружением находчивой формы, в основе которого лежал крест с выпукло-вогнутыми формами, морской театр и библиотеки. Любимые Адрианом колоны эффектно отбивались в водах бассейна. Вилла представляла собой своеобразный музей: здесь были сведены архитектурные сооружения, которые воссоздают образы прекрасных оригиналов, которые встречались императору во время его путешествий. Была Темпейська долина, увиденная в греческой Фессалии. Был афинский Пестрый портик, когда-то украшенный фресками знаменитых мастеров. Было и «подземное царство». Вилла Адриана - идеальный музей, собрание художественных редкостей. Не случайно там нашли копии известных произведений прославленных греческих скульпторов.В Риме за указом Адриана был построенный мавзолей, частично перестроечный у Средневековье и назван замком Святого Ангела. Сооруженный на правом береге Тибра, он был доступен через специально приведенный мост, на котором стояли золоченные статуи, они были заменены в XVII ст. роботами известного итальянского скульптора Лоренцо Бернини. Из другого конца моста в открытом вестибюле было видно статую императора, погребения же находилось высоко - на 10-метровой высоте. В отличие от мавзолея Августа, линию которого продолжал мавзолей Андриана, он еще в большей степени была усыпальницей.

После Андриана в Риме постепенно прекращается большое строительство. На римском троне оказывается философ Марк Аврелий - человек, который исповедует принципы, далекие античному оптимизму и близкие христианству. Из почетных памяток Марка Аврелия сохранилась триумфальная колонна в честь немецких походов и конная статуя. Извне колона похожая на колону Траяна, ее рельефы тоже повествуют о конкретных фактах истории.

Стремление к возрождению величия и могущества Римской империи извне проявилось в тяготении к грандиозности, присущий архитектуре и изобразительному искусству III - первой половины VI ст. н.э. Нужды римской городской жизни вызвали появление уже в I ст. н.э. нового типа зданий: гигантских терм - общественных бань, рассчитанных на три^-трех-три-две-три тысячи человек. Это был целый комплекс разнохарактерных по своему назначению сооружений, предназначенных для всестороннего гармоничного развития человека. К залам холодных и теплых бань, которые образовывали центральное ядро композиции, примыкали многочисленные помещения для гимнастических упражнений и умственных занятий. Огромные своде и купольные залы поражали роскошью обработки из мрамора и мозаик, равно как и сад^-сады-дворы-сады с екседрами (полукруглые ниши больших размеров, завершенные полукупольным сводом) и площадками для игр. Наиболее знаменитые термы императора Каракали (поч. III ст. н.э.), вторые за размером в Риме, дошли к нам лишь в руинах. Слово “термы” в переводе на украинский язык означает теплые купания, бани. [6, c. 59]. Они представляли собой своеобразную энциклопедию архитектурно-художественных и конструктивных приемов, которые применялись в римском строительстве. Термы Каракали занимали огромную площадь с газонами, имели залы горячей, теплой и холодной воды (калдарий, тепидарий, фригидарий). Они представляли собой сложные архитектурные сооружения, перекрытые зводами разных конструкций - высшее достижение инженерного гения. Их руины до сих пор поражают величием. А современники Каракали могли любоваться и блеском полудрагоценных каменьев, и позолотой, и мозаикой, и богатым декором, который покрывал стены и зводи терм. В нишах стояли статуи и статуэтки.

Термы Диоклетиана в Риме превосходят колоссальными размерами термы Каракали.

Художественные идеалы римского искусства III и VI ст. н.э. отбивали переломный, сложный характер эпохи: распад древньоантичного уклада жизни и миропонимания сопровождался новыми поисками в искусстве. В развитии последних более всего проявилась роль провинций и варварских влияний. Грандиозные масштабы некоторых памятников в Риме и в его провинциях напоминают архитектуру Древнего Востока. В то же время оказывалась тенденция максимально облегчить архитектуру, усилить в ней роль пространства, одухотворить его.

В римских провинциях продлевался расцвет градостроительства, там были дорогие заказы, туда направлялись лучшие мастера из Рима. Среди римских провинций, которые процветали, особое место принадлежит северной Африке. Здесь до сих пор сохранилось много прекрасных зданий - храмов, вилл, портиков, жилых домов, часто с удивительными мозаиками пола, которые сохранили целые картины в рамах, виртуозные по технике выполнения.

Общий уровень цивилизации во всей Римской империи в то время был высокий как никогда - вплоть до далекой Британии, куда доходил тот же Адриан и где закончил свои дни Септимий, глава новой римской династии. У его правление в Риме возникшая иллюзия возможного возрождения бывшего величия.