Раковецький замок XIV-XVII столетий

Главная - Архитектура - Раковецький замок XIV-XVII столетий

Своеобразная и не менее архаическая типология стрильниць Раковецького замка. Стрильници шестиугольной башни размещены за очень редчайшей системой, которая давала возможность воину, почти не изменяя места, вести обстрел в разных направлениях. В интерьере башни стрильници в пределах одного боевого яруса размещались двумя ривнолеглими рядами, один над одним, но с небольшим смещением квадратных отверстий (размером около 0,35 х 0,35 м). В толще мурив каналы стрильниць отвергались по горизонтали и вертикалу, получая направления в зависимости от своих секторов обстрела. Наружу стрильници выходили как квадратными (около 0,2 х 0,2 м), так и щилиноподибними (0,15 х 0,4 м) отверстиями. Можно утверждать, что такое решение - это давний прототипа багатоканальних стрильниць со скрещенными каналами и общей камерой, которые появились в начале XVI столетие. Особенностью стрильниць долишнього яруса был резкий уклон каналов кверху - для обстрела крутосхилу.

В шестиугольной башне применено еще один давний прием - в уровне горишнього ярус сделан внешнюю периметральну консольную боевую галерею; от нее остались гнезда с рештками деревянных балок. Существование галереи связано с XIV- началом XV столетие.

Оборонительные мури, которые прилегали к башне, были завтовшки 1,7-1,8 г и заввишки около 9 г. На них размещались два боевых яруса. Боевой ход горишнього был на обрезе муру на высоте около 6,5 г над землей. С напилля он ограничивался бруствером заввишки 2,6 г, в котором та-кож, как и в башне, были два уровня стрильниць. Они со стороны замкового двора имели боевые отверстия около 0,45 х 0,45 г, с напильного - отверстия двух типов: квадратные и щилиноподибни, тождественные отверстиям башни, - также расположенные с высотным смещением. Этот интересный прием очень редчайший, его не использовано на мурах, которые образовывали главный лоб замка со стороны въезда и прилегали к надбрамной башне, где были два яруса стрильниць традиционного размещения с арочными перемычками. За этим признаком въездную часть замка можно считать более поздний относительно северной, сформированной шестиугольной башней и системой мурив произвольной в плане конфигурации.

Не менее интересные, на наш взгляд, остатки юго-восточной башни, в плане очень близкой к треугольнику. В долишних рядах ее мурування, за подмуровку которых правит скала, один ряд изложен из белого камня, который, ярко отличается на фоне красновато-серого. Наверное, он выполнял декоративную функцию. В этой части башни, почти над скальной подмуровкой, сохранилась архаической формы стрильниця с небольшим простокутним боевым отвором.

Указанные особенности и оборонительные устройства, которые демонстрируют типично средневековые военно-строительные приемы, свидетельствуют о намного давнише, чем первая половина XVII столетие, происхождение замка. Это подтверждают и другие факты. Так, в вышеупомянутой инструкции галичского сеймика 1659 года (текст ее приводит О.Чоловський) говорится, что владелец Раковця Беньовський выстроил замок „...собственным коштом, на новой основе, в месте оборонительному, на скале брусочной, на расположении мурив, и не придерживаясь ни высоты, ни ширины этих мурив для обороны нужных..." (перевод польско-латинского текста Н.Пашковой). Итак, замок выстроен не на голом месте, а на рештках какого-то сооружения с мурами определенной высоты. А поскольку Беньовський был заинтересован в преувеличении своих заслуг перед польской короной, документ составлен так, чтобы сделать ударение на масштабах осуществленного им. И хотя в тексте речь идет о строительстве „на новой основе", у нас есть все основания считать, что остатки предыдущего сооружения отнюдь нельзя было считать руинами и что именно их в значительной мере использовано во время строительства. Поэтому, по нашему мнению, работы Беньовського, 50-датированные мы годами XVII столетие, следует связывать не с учреждением замка, а с его развитием в северо-восточном направлении. Они состояли в сведении надбрамной башни и близлежащего к ней оборонительного муру, а также в сооружении замкового дворца.Что касается вышеописанных остатков замка и, в частности, его южной части с двумя башнями, то это, вероятно, - результат двух предыдущих строительных этапов. Более поздний из них (к тому времени приходится сведение шестиугольной башни) можно датировать второй половиной XIV столетие. А на основании наблюдения визуальных отличий мурування разных частей юго-восточного и южного оборонительных мурив возникает предположение о том, что был еще один, давниший строительный этап, когда замок не имел башен. Без специальных исследований его датирования определить невозможно.

Cписок использованной литературы

Сиреджук П. Как и когда заселялось Прикарпатия //Октябрь. - 1984. - №2. -С.103.

Czolowski A.Dawne zamki i twierdze na Rusi Halickiej. - Lwow, 1892.- S.42-43.

Slownik geograficzity Krolestwa Polskiego i innych Krajow Slowianskich. - Warszawa, 1888. - T.9. - S.516

Памятики градостроительства и архитектуры Украинской ССР. - К., 1985. -Т.2. - С.229.