Федор Солнцев - археолог и реставратор

Главная - Архитектура - Федор Солнцев - археолог и реставратор

Раскрытие давней живописи в Софии Киевской имело характер механического зишкрибання с помощью металлических орудий. Длилось оно на протяжении двух лет. Для очищения использовали спирт-алкоголь, наилучший поташ, простое мило, терпентин, маковое масло (11). Конец концом, вопреки потерям и потертости красочного пласта вследствие грубой техники розчищування, в соборе было открыто, не считая фресок в лестничных башнях, 25 композиций, 220 изображений святых на полный рост, 108 пивфигур и огромное количество орнаметив (12).

Как справедливо отметил Г.Вздорнов, "наилучшим средством дальнейшего сохранения фресок Софии Киевской была бы полнейшая неприкосновенность" (13). И, к сожалению, ни тогдашние эстетичные представления, ни специфика церковно-религиозного подхода к оценке открытых изображений не оказывали содействие этому. Религиозное сознание вирникив требовало восстановления целостности давних образцов. Именно в этом вбачалася основная роля реставрации.

Раскрытие фресок длилось до 1849 года. Тем временем еще в 1844 году к Киеву из Петербурга приехал художник-иконописец М.Пешехонов, что его Ф.Солнцев рекомендовал использовать для поновення раскрытых фресок. Для пробы М.Пешехонов "поправила живопись" на арке, и Комитет приходил к выводу, который "живопись этот оставлено абсолютно в том же самом виде, в котором его уволено от красок, которые прикрывали его. Лицо святых и карниз только закреплены краской в тех местах, где были испорченные, вообще поправу эту сделано очень хорошо и целиком удовлетворительно, так как не сделаны никакие отступления от того вида, в котором открыто фрески" (14). В 1846 году условия договора с М.Пешехоновим согласовали.

Считаем за важное привлечь внимание к тому, что М.Пешехонов настаивал, чтобы в соборе построили печи для подсушивания поправленной живописи. Тем не менее этого так и не сделали. 1847 года при участии Ф.Солнцева в конце концов заключили договор с М.Пешехоновим, который при этом обязался "не изменять давних контуров, а, наследуя в этом давние абрисы, заправлять по тиньку утраченные места так, чтобы запрос не было заметно и она представляла бы невредимую целость византийской живописи" (15).

Ф.Солнцев, со своей стороны, предложил Комитету "везде поправлять тиньк в тех местах, где предполагалось разрисовать стены, поштукатурить наилучшей известью, смешанной с кирпичом, розтертою на порох и раскрытой на сыворотке, а также закончить всю черновую работу в соборе" (16). В конце 1848 года М.Пешехонов начал работы. И уже следующего года Комитет проявил, что выполненные М.Пешехоновим мальовання портятся от влажности. Очевидно из-за того, что в соборе не было печей, о которых просил художник.

Митрополит Филарет знал, что М.Пешехонов был старообрядцем, поэтому следил, чтобы в соборе не появились неканонические преувеличения. Филарета бесило то, что артель М.Пешехонова состояла из "найгрубиших раскольник^-раскольников-мужиков-раскольников", которые и представление не имели о давней живописи (17). Кроме того, выяснилось, что возобновление сделано клеевыми красками низкого гатунку. Через год отреставрированные фрески почернели, взялись плесенью. Контракт с М.Пешехоновим было разорвано и реставрировать фрески поручили о.иринархови, который имел опыт выполнения таких работ в Успенской церкви Киево-Печерской лавры. иринарх работал с артелью иконописцев, набранных из лаврских ченцив.

В 1850 - 1851 годах было переписано еще треть фресок. А тем не менее, хотя император Николай и, посетив Киев, и удостоил о.иринарха милости, Комитет все же таки отстранил его от работы, поскольку реставратор вел себя с давними изображениями очень свободно. Вместо него пригласили священника Киево-Подильськой церкви Рождества Й.Жолтоножського, который, работая с помощниками, и закончил возобновление позосталих еще в лестничных башнях собора давних фресок. Технология работы

Й.Жолтоножського заключалась в просачивании фресок горячей олифой. Закриплювальни операции не проводили. Участка мальовань, что плохо держались на стене, обивали, а их место занимали новым, нездарним живописью, которая, однако, одобрительно оценивался современниками (18).Вероятно, был удовлетворенный работой Й.Жолтоножського и митрополит Филарет. Он выдал ему такой аттестат: "Предъявитель этого, в г. Киеве Киево-Подильськой Рождественской церкви священник Иосиф Романович Жолтоножський, предназначенный на предложение мою (Филарета. - Л.Г.) выполнить живописные работы по возобновлению давней фресковой стенописи Ярославових времен в Киево-Софийському катедральному соборе, возобновил его с образцовыми с любой точки зрения трудолюбием, искусством и опытом, без жодних перемен в настоящем виде их и в характере давней иконописи, а, кроме того, он, священник Жолтоножський, особенно тщательно возобновил все иконостасы боковых алтарей этого же таки Софийского собора. Поэтому на похвальное засвидетельствование художественных трудов его, о.Иосифа Жолтоножського, и дано ему этот (аттестат) с нашей пастырской подписью и печатью в Богохранимому граде Киеве, октября 6 дня 1858 года" (и9).

На этом этапе реставрации собора возник вопрос о возобновлении масляной живописи XVIII столетие. Ф.Солнцев считал, что нужно "масляная живопись, которая есть в Софийском соборе на новых западных сводах, в среднем и большом куполе оставить и поправить его, как поправляют давние фрески" (20). Как можно убедиться из публикации П.Лебединцева, он подготовил проект, который предусматривал новые изображения только в тех местах, где давняя живопись не сохранилась. Проекты рисунков Ф.Солнцев делал, опираясь на русские иконописные образцы, и передавал к Комитету на утверждение (21).