АРХИТЕКТУРНЫЕ ВЗАИМОСВЯЗИ УКРАИНЫ С РОССИЕЙ

Главная - Архитектура - АРХИТЕКТУРНЫЕ ВЗАИМОСВЯЗИ УКРАИНЫ С РОССИЕЙ

Отправляясь от таких прославленных московских церквей, как Покрова в Филях, Тройцьке-Ликово, Уборы, Успиння на Покровци, Зарудний вытворил свой собственный глубоко личный архитектурный стиль, который впервые достало ярчайший проявление именно в Меншиковой башни. И когда же он устиг так поглиблено выучить все эти шедевры русского строительства?

Первое свидетельство о появлении Зарудного в Москве, которое мне повезло до сих пор разыскать, принадлежит к 1690 года. Его имя случается под этим годом в документах Малоросийського приказа. 30 ноября он приехал к Москве как гонец Мазепы и был здесь в большом почете, который видно из записей "расходной книги денежной и соболиной казны, сукон и других товаров"[...]Нам не удалось разыскать данных о более ранних приездах Зарудного, но, начиная из того времени, мы видим, что он не раз приезжал к Москве на доверенность Мазепы, его всегда принимали здесь с уважением, и бывал он "возле больших государей руки". Тяжело истинно установить, какого характера были доверенности, но ознакомление со всеми касательными приездов Зарудного документами приводит к выводу, которые это были преимущественно дела строительные. Мазепа развернул на изломе ХVии-ХVШ веков огромную строительную деятельность. Хорошо известная ритовина с изображением 10 построенных им больших храмов, обозначенных его гербом. Мазепи для его замыслов не хватало своих зодчих, и он был вынужденный не раз обращаться к царив с супликами о присылке ему особенно умелых "в каменном муруванни" строителей, что цари обычно выполняли. Особенно оказывал содействие ему Петр и, когда после смерти Йоана стал единоличным царем.

Или имел Зарудний архитектурное образование? Непосредственных свидетельств об этом не удалось найти. Единственным местом, где он мог овладеть основы архитектурной грамоты, могла быть Киевская Могилянська академия. Во всяком случае не подлежит сомнению наличие у него большого строительного опыта, которого он приобрел у себя на родине. Князья Острожские имели село Заруддя в Луцкой окраине. Или не оттуда походит род Зарудних(17)? В реестрах Луцкого братства есть имя матери Мазепы - Марины(18). В конце концов на Волыни, как считает много кто из исследователей, родился Стефан Яв орський(19). Близость Зарудного к Мазепе видно уже из того факта, что он был его гонцом, а близость его к Яворського вытекает из целого ряда исторических свидетельств, документов и интересных сопоставлений. За два года до созыва Рады, которая постановила в секущие 1654 года воссоединить Украину с Россией, в декабре 1652 года Богдан Хмельницкий нарядил к Москве посольство в составе П.Тюри и генерального судьи Самийла Богдановича Зарудного с просьбой о присоединении Украины к России. В феврале-марте 1654 года в результате новых переговоров с русским правительством в Москве с участием того же таки Зарудного были составлены пункты, известные под названием "мартовских статей(20). Не был ли Иван Зарудний потомком Самийла?[...]

Яворський прибыл к Москве в 1700 году, и есть основания считать, что именно он привоз с собой своего земляка [И.Зарудного], так как из того времени всегда ему помогает, выдвигая его для выполнения ответственных дел. Обычно он представил его царю, любимым архитектом которого он с того времени становится. С одной стороны, связь с Мазепой, который на изломе XVII- XVIII веков был у царя в большом фаворе и пруд кавалером ордена Андрея Первозванного, со второй стороны - еще мицниший связь с царским любимцем Яворським оказывали содействие потому, что постепенно Зарудний стал любимым зодчим Петра И. Недаром тот так высоко ценил Меншикову башню, который приказал в 1709 году главному архитектови Петербурга Трезини строить центральную памятку новой северной столицы - Петропавливську колокольню за точным подобием Меншиковой башни.

Только особой близостью к царю объясняется почти полнейшее отсутствие архивных данных о зданиях Зарудного. Как увидим дальше, он строил на прямые заказы Петра, минуя все тогдашние строительные инстанции. Из-за того, что царские заказы давались и выполнялись в самой Москве, где не было ничего подобный петербургской городской канцелярии, которая ведала всем строительством, доверенность царя и плату за выполнение их Зарудний получал непосредственно с его рук, поэтому они совсем не отбивались в документах. Это очень затрудняет выяснение и уточнение истории зданий Зарудного[...]

Что касается именного веления о сооружении За-рудным иконостаса для Петропавловского собора, то он есть последний из более ранних иконостасов, которые предшествовали ему, - Ораниенбаумського для Меншикова, Ревельського [Таллиннского] для Преображенского собора и других. Найдовершенишим среди них следует признать Петропавловский - в самом деле большое творение декоративного искусства всех времен. Кроме определенных традиций русской иконописи, в нем воплотились пышные формы и приемы, которые их Зарудний перенес из храмов Западной Украины. В более поздний суплици Зарудного очень четко говорится не об "зроблення" петропавловского иконостаса, а об "построении", чем подчеркивается его архитектурно-строительный, а не только декоративная и иконописная сторона. Мысль исследователей, которые считают, что все иконостасы проектировали петербургские строители церквей, и Зарудний делал их в Москве за этими проектами, опровергает его переписка с Петербургом, в котором он прямо говорит о своих кресленики, отказываясь писать иконы для них, "что лучше сделают петербургские художники". На неоднократные напоминания Макарова прислать в Кабинет кресленик иконостаса "с масштабом" Зарудний отвечает: "А рисунка едва устиг половину нарисувати за многими суетами, а со второй половиной скоро не управиться, помощника не имею, один при деле"(21)[...]Все вышеприведенное свидетельствует о том, что в лице Зарудного наша страна имела гения настолько многогранного, что он заставляет вспомнить великанов Ренесанса: зодчий, скульптор, маляр, декоратор, - кем он только не был в своему в самом деле живом и трепетном искусстве?