УКРАИНА В СИСТЕМЕ МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

Главная - Украиноведение - УКРАИНА В СИСТЕМЕ МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

Мировой опыт подтверждает: успеха достигают лишь те страны, которые правильно самоопределились. Такие же, которые, будучи одними, считают себя совсем другими, никогда не будут иметь успеха. Вот в чем, по моему мнению, и заключается драматизм нашей сегодняшней ситуации: Украина не просто находится в льду идентификации, ведь кризис - это явление, из которого есть механизмы выхода. Мы переживаем хаос идентификации, когда левое полушарие не знает, что думает права, и наоборот. С одной стороны, мы считаем себя самобытной цивилизацией, а со второго - стремимся быть, как все, что и было продемонстрировано за прошлые 10 годов

Мы избрали западную экономическую модель, непригодность которой для нашей страны была очевидной. Больше того, прогнозировалось, что модель, за которой проводились наши реформы, будет работать против нас, что она для нас разрушительная. И хотя вопрос об этом относилось, не было осуществлено ни одной попытки осмыслить, или приемлемая для нас эта модель. И еще одно: мы признаем себя славянами, тем не менее в Украине идея славянства будто бы и не воспринимается. Видимся себе какими-то не очень явными западными европейцами. Это прямо не утверждается, но раз по раз прозирае в средствах массовой информации

Тем не менее наша система ценностей не просто отличается от западной - она во многом прямо ей противоположная. На Западе один тип индивидуализма, в нас совсем другой. Если там благодаря рационализму и жесткому утилитаризму происходит затухание эмоциональной сферы, то у нас, наоборот, эмоциональная сфера очень богатая, а она - тоже способ познания мира. Мы шарахаемся в разные стороны, так и не знавая, кто мы такие. И это не такое уже и невинное явление. По крайней мере сегодня мы имели бы проводить реформы, адекватные собственной природе

Нашей стране на нынешнем этапе угрожает не только отношение к ней как к неполноценному государству, а и много других бедствий. После мирового финансового кризиса 1997-1998 гг. стало понятно, что хорошо бывает до тех пор, пока все хорошо. И едва лишь начинается кризис, как выясняется, что выживать могут лишь огромные сообщества. Ведь от кризиса надо как-то защититься, надо, чтобы территория была самодовлеющей. Это касается даже Китая. Он дивом выстоял во время кризиса, а когда она прошлая, осознал необходимость экономического объединения с другими странами для создания большого общего самодовлеющего пространства. И он вместе с Японией и Южной Кореей присоединился к странам АСЕАН, выработав политику защиты против спекулянтов, которые вызывают кризис, и договорившись о взаимодействии и даже введении в случае необходимости для всего региона своей валюты

Мы же рассчитываем на Запад, хотя никогда не будем в Западной Европе в том статусе, в котором нам хотелось б. Мы или не войдем в ЕС, или попадем туда как маргинали, как меншовартисна, гонимая страна, которая имеет обязанности, но не имеет никаких прав. И это становится очевидным именно теперь, когда в Европе усиливается евроскепсис. Европейцы все более громче поднимают голос против приема новых членов к ЕС. Они не спешат принимать даже тех, кого уже наметили. При этом не желают давать денег для поддержания отстающих областей этих стран и стремятся сделать так, чтобы оттуда к ним не приезжали эмигранты

Не случайно Квасневский заявил в свое время: «Или мы вступим сейчас, или никогда». И это сказано президентом страны, которая искусственно была вылеплена Западом как витрина для нас. Даже там возникали сомнения относительно целесообразности вхождения в ЕС. Например, крестьяне в Польши уверены, что они перестанут быть бывшими крестьянами, так как землю скучат немцы, а их превратят в нанимаемых работников. Представители мелкого и среднего бизнеса в Польши уверены, что он не сможет конкурировать с бизнесом западных стран, не будет защищенным. А это порождает опасение, что Польша, которая уже потеряла свой динамизм прошлых годов, может стать в Европе маргинальной страной

Европейцы понимают, что прием новых членов - это удар по их конкурентоспособности. Ведь ЕС было создано как структуру, которая благодаря одинаково высокому уровню развития всех своих членов имеет возможность на огромном пространстве ввести единые механизмы регулирования, единые стандарты и благодаря этому повысить собственную конкурентоспособность. Даже вхождение Испании и Португалии покачнуло много достигнутых преимуществ, и страны сообщества еще долго ощущали асимметрические шоки. Принятие к ЕС такой страны, как Украина, и об этом пишут прямо, уничтожило бы Европейское сообщество. Ведь на то, чтобы экономически подтянуть земли бывшей НДР, было израсходовано почти триллион долларов.Европа уже найжачилася. Она не хочет уступать своими преимуществами. Составляется ситуация, когда идти в один сторону мы не хотим, а в другого нас не пускают. Украина не потерпевшая от кризиса 1997-1998 гг. лишь с одной причины: она изолирована от мира. В нас не развитый фондовый рынок, а если бы он был развит, то мы бы понесли очень серьезный урон. Чем видчутниших успехов мы достигнем, тем большей будет опасность, которое очередное экономическое потрясение в мире станет для нас катастрофическим - именно потому, что мы одинокие. Вот почему проблема самоидентификации, проблема правильного выбора векторов - это чрезвычайно важная проблема

Кажется, Вацлав Гавел как-то сказал: «Мы сидели в зоопарке и хотели свободы. Нас выпустили, и мы оказались в джунглях. Теперь проблема заключается в том, как нам выжить в этих джунглях». Я согласный с мысленным взором, который современный мировой цивилизация имеет концентрическую структуру. В центре - ядро, семерка найрозвинениших стран, есть полупериферия и есть периферия. Найрозвинениши не впускают никого к контролируемой ими центральной зоны. Они еще могут терпеть военную конкуренцию, как США терпели военную конкуренцию со стороны СССР, но не износят экономической конкуренции