Украинские маргиналии

Главная - Украиноведение - Украинские маргиналии

Научная и культурническая проблематика маргинальных украинских етноисторичних массивов современного зарубежья

К маргинальному относим автохтонное или издавна компактно сгруппированное население территорий, общественная жизнь которых зза государственных, или других (административных, экономических, конфессионных) преград определенное время проходит вне основного этнического массива. Маргинальные этнические сообщества и исторически, и в перспективе национального культурного возрождения е важной составной частицей своего народа как в метрополии - государству, так и во всем мире. На изломе Ии-го тысячелетие научная (историкоетнографична, фольклористична, етнопсихологична, лингвистическая, искусствоведческая ит.д.) актуальность глубокого, профессионального обращения к этим сообществам граничит с культурницько-политичною. Ведь в современном мире маргинальные етноисторични сообщества - явление довольно типичное. Оно побильшило свои масштабы и энергетику благодаря перестройке экономических и политических реалий, исчезновению стариков и появлению новых государств, изменению хозяйственных и коммуникативных ориентиров, направлений взаимодействия, административных границ и т.п., т.е. всего того, что исторически сохраняло и исторически предупреждало этнические маргиналии как такие. К украинским етноисторичних маргинальным массивам черноморских казаков и хуторян Кубани, гуцул и мараморшцив Румынии, украиноязычное население Восточной Слобожанщины, Ростовской, Воронежской, Белгородской, Курской, а также Брянской областей Российской Федерации, Берестейськой (на подавляющем большинстве ее территории) и частично Гомельской областей Республики Беларусь, Лемковщины (исторически постоянной - в составе Словакии и репатриированной - в составе Польши), Западной Бойкивщини (ныне, преимущественно, выдворенного из Польши на южное Поднепровье - Херсонщину), Надсяння, Холмщины, Восточной Люблинщини, Южного и Северного Пидляшшя в современной Польше. Указанные перестройки состоялись даже в процессе писания этого реферата. Частично репатриированные Холмщина и Южное Пидляшшя с 1 января 1999 г. вошли в состав Люблянского, компактное (одиночное украинское сообщество в Польши, которая не испытала выселения во время репрессивной операции „висла”) и довольно монолитное Северное Пидляшшя - к т.н. Пидляського (под эгидой Белостоку) воевидства, к которому кроме новых белорусских уездов прибавились и литовские да и сугубо польские (мазурские, курпськи). Это порождает новые культурнические и просветительские ожидания. Для маргинальных етноисторичних сообществ характерным есть дуализм, сосуществование двух каналов, двух векторов интеграционных контактов и соответствующих центростремительных тяжиньзв'язкив:

1) со своим историческим, мовнокультурним родным массивом, т.н. этнической метрополией:

2) с современным политикоекономичним центром, коммуникационными ориентирами в новых, реальных условиях общественной жизни, т.н. государственной метрополией

Такими соответственно векторами для этнических украинцев Берестейщины и северной Пинщини есть Украина и Беларусь, Кубани и Дону - Украина и Россия, Бесарабий - Украина и Молдова, лемковской Пряшивщини - Украина и Словакия и т.д. Феномен этот набирает типологического значения. Для белорусских маргинальных сообществ пивничносхидной Билосточчини такими векторами есть Беларусь и Польша, Смоленщины, южной Смоленщины, южной Псковщин, западных Тверщини и Брянщини - Беларусь и Россия, северной Черниговщины - Беларусь и Украина, литовцев Сувальщини - Литва, Польша, Гродненщини - Литва, Беларусь, россиян Хавркивщини и Луганщины - Россия, Украина, румын Восточной Буковины - Румыния (временами Молдова) и Украина, естонцивсоту - Эстония, Россия, ижевских татар - Татарстан, Удмутрия, таваскив (финляндских шведов) - Швеция и Финляндия и т.и.

(...)При нескольких мутациях интегративних векторов и довольно протяжном времени их закрепления сформировались даже своего рода „маргиналий маргиналий” (срок Г. Куприяновича)8. К собственное такого рода сообществ относится мовно, историкогенетично украинское этническое население северного Пидляшшя, которое кроме украинского и польского (государственного) векторов имеет еще довольно могущественный - белорусский, что активизируется усилием воспитано и благодаря шкильництву и культурномасовий работе во время коммунистического п'ятидесятилиття билоруськосвидомой сообщества части городков, учителей и сельской интеллигенции. Последняя же плекалася и на белорусских штандартах сопротивления полонизации. Интересное, что именно на украинской этнической территории Билостоцького (с 1999 г. - Пидляського) воевидства есть подавляющее большинство начальных школ, где изучается белорусский язык, все белорусские лицеи и Музей (на собственное белорусской этнической части Билосточчини последних нет). Все это безусловно усложняет действию и старание национального возрождения молодых ростков новой украинской пидляськой интеллигенции: как на ниве шкильництва, образования, науки, пропаганды, так и культуры. Дополнительные проблемы создает в целом прогрессивный процесс возрождения церкви. С одной стороны, православная церковь была на этих землях крепким инструментом спротиву полонизации. Со второго - исключительно церковнославянская (в московской орфоэпии) язык в чтении молитв и канонических текстов и русская - в проповедях-говорениях-проповедях, общение между священниками, речах священнический к пастве на свадьбах, хрестинах, других ритуальных и бытовых праздниках и церемониях, - все это усложняет массовое сознание дополнительными ориентирами и вопросами. Где в чем подобную ситуацию подибуемо на пряшивщини, а в свое время (ХИХ - по ХХ ст.) и на Закарпатье. Флагом против мадьяризаций здесь длительное время было москвофильство, вважання русинов за неотъемлемую часть русского (великорусского) народа, шкильництво на русском языке, создание собственной литературы русской или искусственной, замешанной на комбинации церковнославянских, русских и местных диалектных достояний языком, наподобие т.н. язичия. Отсюда и спротив возрождению украинскому. Подобное находим на Виленщини, где коренные белорусы соревнуются за свою польськисть в Литве. Немало белорусских, украинских, литовские главы положены в свое время за польскую идею под флагом Т. Костюшка (этнического белоруса), а этнически украинские казаки и крестьяне Кубани и Ставропилля - в первых отрядах русских оборонцев северного Кавказа. Для нинишних румын южного Закарпатья рядом с румынским и украинским - значительное место занимает и вектор венгерский. В мижвоенний время в этом края и для украинцев венгерский вектор был виразнийший за чешский (Закарпатье тогда было в составе Чехословакии)... Связи с государственной метрополией формируют свой специфический психологичный-культурно-психологический комплекс, который существенно влияет на понимание собственной видрубности и своеобразности даже среди просвещенной, этнически сознательной людности. „ти же песни поют на Украине, что и у нас, на Воронежчини”. „ми здесь хохлы, а украинцы там в Харькове”, услышите вы на Восточной Слобожанщине. „там, у украинцев”, скажут возле Тагангору, или на Берестейщине. „в них, у белорусов” - можно услышать среди коренных виленчукив чидвинцив, „шведи, они ...” - идет из уст шведа финского... Субстрат, который определился в контексте вторичного вектору действенности, остается составной частицей культуры маргиналий, даже когда изменяется политико-экономическая ситуация и маргиналия превращается просто в пограничную территорию.Так, несмотря на полстолетие нахождения в составе Украины, к сегодняшнему дню ощущают связь с Румынией, следят за румынским языком, ловят последние румынские музыкальные новинки украинцы Буковины, через венгерский сланг ищут свое благородство юные закарпатци, через „польський стиль” - жители Пинска, Бреста, Луцка, равно как Сморгони или Волковиська, а сполонизовани в свое время белорусы Гродно даже выступают главными борцами за польское возрождение своей малой отчизны. Важное место в становлении етноисторичного очертания маргинальных земель и их сообществ в Украине, как и в соседних странах Центрально-Восточной Европы принадлежит культурам татарской, немецкой, греческой, болгарской, цыганской и, особенно, еврейской. Комплекс древнейших исторических субстратов в сочетании с многовековым маргинальным и при этом активным, плодотворным, нераз цветущим существованием на всегда нестабильных, непостоянных и неспокойных порубижних территориях вызвали к созданию не только своеобразного образа этих этнических феноменов, но и более полного, целостного очертания всей маргинальной культуры как такой. В результате именно локальный, региональный фактор исторически приобрел значение доминантного, засадничого для сохранности и осознание собственной культурноисторичной идентичности маргинальных этнических сообществ. К какой бы нациям - украинской, белорусской или польской - не относили бы себя в своих дискуссиях коренные жители сел вокруг Бильська, Гайнивки, Клищель или Констянтинова, все они беспрекословно считают пидляшуками, употребляют в быту пидлясько-украйнськи говирки и этой же языком поют свои традиционные песни, в своей традиции отбывают забавы и праздника, готовят пищу и хорошо понимают, что отличает их количественно небольшое сообщество от всех другой в целом свити.