УКРАИНА И ДИАСПОРА - ПРОЦЕСС ФОРМИРОВАНИЯ “МИРОВОГО УКРАИНСТВА”

Главная - Украиноведение - УКРАИНА И ДИАСПОРА - ПРОЦЕСС ФОРМИРОВАНИЯ “МИРОВОГО УКРАИНСТВА”

КОНЦЕПТ “УКРАИНСТВА” И ЕГО ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ИЗМЕРЕНИЯ

Общественные науки (социальная психология и социология) не одну полку и не одной библиотеки заполнили анализами вопроса национальной идентичности. В упрощенной форме большинство этих анализов начинается из аксиоматического исходного тезиса: национальная идентичность - это продолжение понятия социальной идентичности. Модерный человек, для здоровья своей личности, испытывает потребность принадлежности в первую очередь к семье (семьи), дальше к компании знакомых, к каким-то гуртам общего интереса, к городу или региону, и наконец к нациям

Английский социолог Anthony Smith15 в известнейшей, возможно, работе на данную тему подал удобную типологию двух модерных воплощений удовлетворения этой общечеловеческой потребности принадлежности к нациям. Согласно его концепции национальная идентичность может выражаться в так называемой “этнически-гениалогической” (органической) форме или в “гражданственно-территориальной” (институционной). Первая очерчивает принадлежность к нациям на основании общей крови, исторического мифа происхождения, культуры, наследства. Такое воплощение национальной идентичности может быть очень сильной мобилизующей силой в борьбе сообщества за национальное самоопределение, но как только существует уже добытое государство, органическое понятие наций может привести к очень плохим следствиям, крайним выражением которых является фашизм. Как антипод концепции нации-организма Smith предлагает так называемый “институционный национализм”. Такой тип идентичности (и, конечно, патриотизма) выражается в форме чувства принадлежности к государственным институтам и гордости за политические (в отличие от культурных) символы. Верование в общую кровь и наследство здесь лишние, ведь центром внимания являются институты государственности: территория, конституция, монарх, президентство, парламент

Подобную типологию национализма предлагал Hans Kohn, называя органическую форму национализма “восточной,” в которой на первый план выставляется идеал родины, миф исторического происхождения, эмоциональный (духовный) связь между членами наций. Вместе с тем западный национализм отличается своей “политической спроектованистю” - государство строится свыше элитой, которая активно оказывает содействие возникновению чувств принадлежности к государственным институтам, так как это нужно для укрепления политического проекта государственности. Согласно Kohn политический национализм, в отличие от восточного, не может быть захватническим, так как он нацелен на внутреннюю политику уже существующего государства, быстрее, чем на культурное освобождение (самоутверждение) сообщества.Нет сомнения, что эти западные научный работники своими типологиями форм выражения национальной идентичности вихвалюють концепции наций, которые возникли в англо-саксонских культурах и унижают якобы опасные органические выражения национальной идеи в других государствах - но эта критика в данном контексте не к теме. Факт того, что одной из причин успеха диаспоры можно назвать то, что в своих странах поселениях (а это в основному саксонский^-саксонский-англо-саксонский “новый” мир) украинцы сумели соединить свою органическую украинскую идентичность с институционной идентичностью окружения общественной массы. Благодаря этому они стали полноценными членами тех обществ, в которые иммигрировали, сохраняя в себе понятие своего украинства - не как какого-то видокремлюючого фактора (который мог бы призвезти, например, к формированию гетто), а лучше как полностью совместного понятия. Из этого в самый раз и выходит понятие национальности “через дефис” - например украинец-канадец или украинец-американец. Украинство - это органический живой корень. Канадство (или американство) - это институт, к которому все диспорные украинцы принадлежат не только через гражданство, но и также из-за того, что стали полноправными членами данного общества. Такое объединение органического с институционным сводит к абсурду вопроса: “Кем ты себя считаешь в первую очередь - украинцем или канадцем?” Ответ очевидный: одно одному не противоречит, итак, очередности нет.

Вопрос очередности принадлежности не набрал особого веса с моментом провозглашения независимой Украины (хотя такую проблему можно было ожидать). Для подавляющего большинства украинцев диаспоры идентичность “через дефис” осталась актуальной, а то, что институт канадства (например) мог теперь противоречить институту государственного украинства, не набрало актуальности - украинцы диаспоры дальше остались полноправными гражданами государств своего поселения, а на формальные институты гражданской принадлежности в эти ранние года эйфории мало кто обращал внимание. Тем не менее уже тогда зародыши трения ощущались в повседневном общении украинцев диаспоры с украинцами Украины - в форме напоминаний первым, что они не совсем “свои,” что они “не понимают специфики,” что они не имеют права принимать участие в политических процессах в Украине, поскольку не является ее гражданами

Недавно, усматривая проблему в том, что Украина реально начала отмежевываться от возможных положительных взносов диаспоры у ее создание государства, представители тех самых галичских национал-демократов, которые усматривают угрозу Украине “пятой колонны” русского меньшинства, внесли в Верховную Раду проект закона “О правовом статусе заграничных украйнцив.” Согласно статье 1 этого законопроекта “заграничный украинец - это лицо, которое проживает за пределами Украины, имеет украинское этническое происхождение, сохраняет украинское культурно-языковое самоосознание и не является гражданином Украины”. В этой самой статье указывается, что “украинское этническое происхождение - это принадлежность лица или его предков по прямой линии к украинской национальности и признанию ею Украины родиной своего этнического происхождения.” Дальше в законопроекте предлагается предоставить “заграничному украинцу” - “все гражданские (личные) социально-экономические, культурные и другие права, свободы и обязанности, определенные Конституцией Украины и законами Украины, за исключением политических прав и обязанностей, предусмотренных для граждан Украины (избирательное право, военная служба, государственная служба и т.п.)” (статья 10). Сразу можно заметить законодательное противоречие: статья 4 Конституции очень правильно указывает, что “в Украине существует единое гражданство”, а согласно предложенному законопроекту будет создаваться реально действующий институт второстепенного гражданина, гражданина со всеми правами, которые во всех, но не совсем... Несмотря на намерения его авторов, данный законопроект ничем не усиливает институт гражданства в Украине. Наоборот, он оказывает содействие зарождению внутренних межэтнических конфликтов, отождествляя национальную принадлежность в первую очередь с етничнимпоходженням.