УКРАИНА И ДИАСПОРА - ПРОЦЕСС ФОРМИРОВАНИЯ “МИРОВОГО УКРАИНСТВА”

Главная - Украиноведение - УКРАИНА И ДИАСПОРА - ПРОЦЕСС ФОРМИРОВАНИЯ “МИРОВОГО УКРАИНСТВА”

И так оно было до 1991-го года. А тогда все изменилось. Украина перестала быть каким-то вимрияним сказочным историческим корнем, которого нельзя было свободно посетить. Украина неожиданно стала независимой, и диаспора массово бросилась ей “помогать” - кто финансово, кто профессионально - каждый чем мог. Настало время реализовать мечту “садочку вишневого круг дома”, которой так долго жила диаспора. Экономический и политический расцвет Украины непременно должен был состояться с момента снятия коммунистического ярма, а по всей Украине должна была вдруг воцариться украинский язык, культура, песня. Если бы такая мечта была исполнилась, то вопрос дальнейшего существования диаспоры, наверное, не дошло бы к сегодняшнему кризисному состоянию. Но произошло иначе: Украина не захотела той помощи, которую диаспора способная была ей предложить

РОЛЬ УКРАИНЫ В СБЛИЖЕНИИ С ДИАСПОРОЙ

Украина избрала собственный путь развития. Сознательно или бессознательно, после провозглашения независимости Украина начала ставить перед диаспорой требования: вы нам помогайте финансово, но в детали построения нашего государства не вмешивайтесь9. Очевидно, при таких условиях двомильйонний диаспоре невозможно стать реальным рычагом влияния на 50-миллионное государство. А даже если бы это было реально, едва ли младшая генерация диспорных украинцев согласилась бы на такое выбрасывание тяжело заработанных денег в пропасть коррумпированных чиновников, нерыночной экономики, инертного населения без реальной возможности и права влиять на ситуацию. Одна вещь - помогать “своему”, а целиком другая - помогать людям (обществу, государству), которые при каждой возможности напоминают тебе, что ты “другой”.

Основным краеугольным камнем между диаспорой и Украиной постоянный отказ украинской стороной принять коллег из диаспоры за своих. В данном вопросе виновная не только Украина. Виновные также те диспорные украинцы, которые в ранние года после независимости приезжали в Украину с намерением поучать здешних людей, как жить, не понимая культурной специфики постсоветского просторную, не имея желание применить методы и направления помощи к ценностным отличиям, которые породилися в 50-результате годового отделенного развития двух обломков украинской наций. Виновные те, которые бескомпромиссно старались строить новое украинское государство наподобие диаспоры.Но вина также и по стороне Украины, ведь же, если бы она была приняла своих диспорных сынов действительно за своих, те могли были бы ей даты незаурядный цивилизационный стимул (уже не говоря о материальном). Опыт диаспоры в построении настоящего гражданского общества исполинский. Суть этого общества заключается в существовании широкой сети независимых общественных организаций11 - на основе уважения к индивидууму как личности, на началах волонтерства, с горизонтальной организационной структурой, с активно заинтересованными членами, которые независимо от внешних стимулов (в том числе государственных) работают на добро организации (и вместе с тем на добро общего общества) с идейным воодушевлением, ради собственного самоудовлетворения и самореализации. В Украине часто декларируется желание самое такое гражданское общество построить, но, несмотря на исполинское финансирование негосударственных организаций со стороны западных доноров, ощущается недостаток опыта на местах, недостаток ценностных мотиваций одиночных людей, недостаток примера, который можно было бы подражать. Такой прикладной ресурс существует в диаспоре, но он остается минимально использованным

Опыт развития институтов гражданского общества в диаспоре показал, что такая форма спонтанной самоорганизованности может реально существовать только в условиях, когда на общегосударственном уровне каждый член общества чувствует себя полноправным. В тех государствах Западной Европы (например, в Германии или Италии), где украинцы живут уже свыше 50 лет, но в подавляющем большинстве не приняли гражданства государств поселения, они есть до сих пор быстрее “иммигрантами”, чем диаспорой. Можно арґументувати, что в этих государствах действовала своя специфика, которая не разрешила украинцам развить свои организационные структуры настолько, как это состоялось в Северной Америке, но существование в Европе еврейской диаспоры именно как диаспоры и отличие украинцев от евреев в этих крайнахвражае.

Если Украина действительно желает использовать ресурс опыта диаспоры (в том числе финансовый, организационный, патриотичный), она должны сделать шаг ей навстречу. Нужно предоставить возможность выходцам из украинской диаспоры стать полноправными гражданами Украины. В условиях общественно-экономического состояния Украины это означает разрешить двойное гражданство, ведь же Украина не смеет требовать (как это есть сейчас), чтобы диспорный украинец отказывался от гражданства того государства, в котором он родился, воспитывался, сформировался профессионально, как личность. Такое требование ставит лицо из диаспоры перед невозможным выбором: отказа от одной, уже сформированной, положительной сути своей идентичности в пользу второй, несформированной, также своей (по идее), но во многом на повседневному равные чужой. Даже при наибольшем желании преодолеть такие эмоциональные барьеры принятия украинского гражданства есть просто непрактичным, ведь согласно действующему законодательству обретения гражданства Украины требует сдачу паспорта иностранного государства. Навряд или наиболее громкие украинские патриоты, имея канадский или американский паспорт на руках (паспорт, который разрешает безвизовый проезд в подавляющее большинство государств мира), согласились бы его сдать в пользу украинского

Следует заметить, что граждане Украины уже сегодня могут полулегально иметь двойное гражданство. Но только некоторые. Эмигранты из Украины, которые проживают в Канаде или США и принимают гражданство тех государств, редко когда заявляют об этом государственным органам Украины и потому продолжают считаться гражданами Украины. Подобно может сделать любой гражданин Украины, который желает принять гражданство России - для этого даже не нужно выезжать из Украины, ведь же любое консульское представительство Российской Федерации, после прохождения определенной бюрократической процедуры, с приятностью предоставит русское гражданство желающему гражданину Украины без требования сдачи украинского паспорта. Итак, арґумент, который распространен между представителями украинской патриотичной элиты, - что Украина не может законодательно разрешить двойное гражданство, так как это привело бы к формированию “пятой колонны” на ее территории, - не отображает действительности.Сегодня действующий формальный запрет двойного гражданства не оказывает содействие ни законодательной легитимизации существующей практики, ни не служит преградой распространению правового нигилизма в Украине. Вместо защищать собственные национальные интересы, Украина реально дискриминирует против диаспоры, ставя перед ней невозможные к преодоления преграды для полноправного участия в развитии украинского государства. В условиях сегодняшней Украины запрет двойного гражданства не является проявлением зрелой самоуверенности в собственной независимости. Лучше это проявление “институционализованой ксенофобии”13, которая тянет свои корни из устаревшей концепции украинской наций, согласно которой “украинство” - это исключительно этническое понятие. Будущее распространение такого понятия вредное как для внутренней политики Украины, так и для построения тесной взаимосвязи с диаспорой. Поэтому первоочередной задачам строителей “мирового украинства” есть переосмысления идеологических подпор этой движущей силы, которая в прошлому привела к формированию как диаспоры, так и государства Украина. Понятие “украинство” нужно модернизировать согласно новым требованиям, которые возникли в результате обретения независимости - это нужно и диаспоре, и Украине