УКРАИНА И ДИАСПОРА - ПРОЦЕСС ФОРМИРОВАНИЯ “МИРОВОГО УКРАИНСТВА”

Главная - Украиноведение - УКРАИНА И ДИАСПОРА - ПРОЦЕСС ФОРМИРОВАНИЯ “МИРОВОГО УКРАИНСТВА”

Так называемая “национальная идея” сегодня переживает кризис - как в диаспоре, так и в Украине. Как указывает В. Лесной, актуальная конкретизация этой идеи после обретения государственной независимости практически отсутствующая, тем не менее продолжи длинных лет прошлого столетия идея “украинства” была специфично самопонятной формой национального патриотизма. Она служила основным идеологическим движителем как общественной деятельности за границами советской Украины, так и подпольного диссидентского движения на территории СССР. Десять лет тому, когда ребенок, родившийся в Северной Америке, прийти на занятие в Пласте или Суми, спрашивалась, “чему я имею говорить по-украински, если мне легче по-английски?”, ответ был очевидным: “Мы здесь должны сохранять язык (или обычаи, или организации, или школы) потому, что в Украине наш язык и культуру уничтожают”. Насколько такой ответ отображал реальную ( основную ли) причину существования феномена диаспоры, можно дискутировать, но нет сомнения, что это был очень мощный арґумент.

С моментом утверждения Украины как независимого государства этот арґумент потерял свою очевидную легитимность. Следует подчеркнуть, что потеря легитимности национального патриотизма как основного, самопонятного и неопровержимого арґументу состоялась не только в диаспоре - легитимность сугубо патриотичного арґументу как единой, всеохватывающей причины той или другой общественно-политической деятельности также значительно уменьшилась в Украине, даже среди так называемых “сознательных украинцев” младшей генерации Галичан3. Поэтому, возможно, кое-что неуместно сейчас говорить об “мировом украинстве” как о чем-то уже реально существующее. Если оно должны явиться, “украинство” мирового масштаба нужно активно строить. А для этого в первую очередь надо найти взаимопонимание между Украиной и диаспорой

В данной статье я не буду описывать кризисное состояние, которое сейчас существует в организациях диаспоры. Такое оплакивание нашего настоящего весьма распространено между авторами многочисленных статей в североамериканских газетах и повторять его нецелесообразно. Вообще было бы некорректным, с моей стороны, заниматься критикой проводников организаций диаспоры или даже советовать им, как выйти из существующего кризиса, так как я один из немногих молодых украинцев, роджених вне границ бывшего СССР, который решил строить жизнь не в диаспоре, а в Украине. В данном случае моя роль подсказать Украине (и конкретно ее элите), как использовать немалый потенциал диаспоры в развитии украинского государства, которое нужно диаспоре (в том числе и мне как ее члену) получить от Украины, которые методы сближения наиболее актуальные, как со стороны материка помочь сформировать реальное “мировое украинство”.

ЧТО ТАКОЕ ДИАСПОРА?

Из-за того, что в Украине существует немало нереальных представлений относительно жизни украинцев в Северной Америке, следует рассмотреть, что такое диаспора и чем именно украинцы отличаются от других иммигрантов в “новом миру”. Сознавая собственную тенденциозность, предлагаю термин“диаспора” определить следующим чином: диаспора - это этническое сообщество, которое живое вне материка, представители которой являются полноправными гражданами страны поселения (это отличие от “иммиграции”), члены которой, независимо от влияния (вмешательство или изоляции) материка, образовали для себя организационные структуры, которые представляют интересы этого сообщества на мировой арене

Последняя “дезидерата” предложенного определения диаспоры - формирование собственных организационных структур - может считаться кое-что непривычной обычному читателю. Действительно, это формулирование новое, тем не менее оно очень точно виддзеркалюе действительность и делает ударение на отличие украинской (и, кстати, еврейской) диаспоры от других сообществ потомков иммигрантов разных этнических происхождений, которые проживают в странах “нового мира”, но которым не притаманно создавать широкие организационные надстройки. Форма этих надстроек очень неформальная, добровольная (волонтерсько-горизонтальна), и решение проводников не обязательно обязывают одиночных члены диаспоры, которая часто есть непонятным для обычного наблюдателя из Украины. Общественная организованность диаспоры очень отличается от любой существующей организационной структуры в Украине, и это часто приводит к недоразумениям, тем не менее, как будет приведено ниже, Украине есть чего учить у диаспоры именно в этом направлении.Следует обратить внимание, которое согласно представленному определению отношения диаспоры к “материку” очень посредственное. Диаспора живое своей жизням, которая обусловлена органической чувством близости между ее членами, и может, но не должен, иметь любое отношение к коренной территории - материка. Основной приметой каждого диспорного украинца, в частности, есть то, что он (она) считает себя полноправным гражданином страны своего поселения. Имело того, он часто е очень сильным патриотом этой страны, которая не возражает его украинскому патриотизму). Исторически украинцы в странах “нового мира” очень много послужили причиной построения государств их поселения. В них есть чем гордиться. Сегодня они часто занимают ведущие должности в малом и среднем бизнесе, в больших транснациональных корпорациях, в политике, в престижных профессиях (медицине, адвокатурам, образованию, науке).

Причины имеющейся мотивованости к профессиональному успеху каждого диспорного украинца, в частности, нужно искать в тому самому корне, как и причину организованности диаспоры в целом. Идеологические мотивы, очевидно, имели отношение к историческим факторам. Едва ли украинцы построили бы существующую широкую сеть организаций диаспоры и интегрировались бы настолько успешно в общую профессионально-экономическую жизнь стран поселения, если бы не то, что причины их иммиграции были в основному политическими. После второй мировой войны втекали преимущественно из Западной Украины именно те представители интелиґенций, которые непременно были бы расстрелянные или вывезенные на Сибирь сталинским режимом, если бы они остались на родных землях. Немаловажным фактором успеха интегрирования этой “третьей” волны элитных иммигрантов в североамериканское общество было то, что они приехали уже “на готовый грунт”. Потомки первой (1896-1914) и второй (1919-1939) волн иммиграции, к приезду третьей, уже построили церкви, сформировали организации, заложили материальную базу, из которой могла скористати новоприбывшая галичская элита. К большой мере эта высокообразованная, патриотичная иммиграция захлинула в себе старших своих предшественников, предоставив диаспоре специфической идеологической (национально-патриотичной) целеустремленности. Движущей идеологией новых “элитных” иммигрантов и их потомков была мечта о независимой Украине. Но эта Украина должна была быть особого типа - это должна была быть в первую очередь национальное государство, экономически богатая, политически сильная. На территории УССР такую Украину невозможно было построить, поэтому нужно було общине в целом и каждому в частности через успех в профессиональной жизни строить такую Украину в диаспоре